Журнал «Международные коммуникации»

Издание Факультета международной журналистики МГИМО МИД России

Журнал «Международные коммуникации»
Архив номеров
Новости МГИМО
28 сентября 2020

Поздравляем с юбилеем Г.Л.Краснянского!

28 сентября празднует юбилей заведующий кафедрой мировых сырьевых рынков, научный руководитель программы МВА «Стратегический менеджмент минерально-сырьевых компаний» Г.Л.Краснянский.
25 сентября 2020

Лекция председателя Следственного комитета России А.И.Бастрыкина в МГИМО

25 сентября председатель Следственного комитета России, профессор МГИМО А.И.Бастрыкин выступил с лекцией перед студентами по теме «Международные аспекты деятельности Следственного комитета Российской Федерации».
25 сентября 2020

Академические дни АСЕАН 2020: лекция Билахари Каусикана

25 сентября в онлайн-формате состоялась первая открытая лекция в рамках серии образовательных мероприятий Центра АСЕАН «Академические дни АСЕАН 2020».

СМИ и рынок коммуникаций в Турции

Масумова Нигяр Рагимовна,
к.экон.н., доцент кафедры мировой экономики МГИМО МИД России.
Адрес: 119454, г.Москва, пр-т Вернадского д.76.
Тел.: +7 903 750 69 99; E-mail: masumova@mail.ru

Юсупова Елена Евгеньевна,
к.ист.н., доцент кафедры международной журналистики МГИМО МИД России.
Адрес: 119454, г.Москва, пр-т Вернадского д.76.
Тел.: +7 926 214 87 64; E-mail: usupova_e_e@mgimo.ru

Давыдов Сергей Александрович,
студент 4 курса бакалавриата факультета Международных отношений МГИМО МИД России.
Адрес: 119454, г.Москва, пр-т Вернадского д.76.
Тел.: +7 984 293 09 18; E-mail: jam_roys@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена анализу эволюции средств массовой информации и особенностям развития рынка коммуникаций в Турции, выявлены слабые и сильные стороны рынка коммуникаций.

Ключевые слова: Турция, рынок коммуникаций, СМИ, радио, телевидение, свобода слова.

Мир вокруг нас стремительно развивается. Взглянем, например, на средства массовой информации – рынки коммуникаций во многих странах мира быстро расширяются, давая жизнь новым изданиям, авторам и точкам зрения. Подобное развитие не обошло стороной и крупнейшую по объему экономики страну на Ближнем и Среднем Востоке Турецкую Республику – даже несмотря на то, что турецкие издания Milliyet[1] или Cumhuriyet[2] не являются такими известными, как, например, британские The Times[3], средства массовой информации Турции продолжают играть важную роль в жизни турецкого государства и влияют на региональные процессы. Наиболее «вестернизированная» ближневосточная страна, в которой когда-то восторжествовали такие ценности как свобода слова и всеобщие выборы, сейчас находится на опасной развилке – с одной стороны, у турецких СМИ есть огромный потенциал, который бы позволил им оказаться в числе наиболее близких к понятию «демократия»; с другой стороны, отголоски авторитарного турецкого прошлого, которые ощущаются и в нынешней политике правящих кругов[4], не дают турецкой журналистике показать себя во всей красе. Тем не менее, чтобы дать наиболее близкую к объективной реальности оценку и произвести наиболее точный анализ турецких СМИ, необходимо, в первую очередь, обратиться к истории и посмотреть, какой путь был проделан турецкими периодическими изданиями.

На настоящий момент точную дату зарождения турецкой прессы определить невозможно, однако мы можем сказать, что первое печатное издание появилось на территории Османской империи во второй половине XV века. Но данные издания сложно назвать «прессой» в современном понимании – широкого распространения первые печатные материалы не получили. Причин этому несколько:

  • во-первых, речь идёт о содержании. На территории Османской империи было запрещено издавать нерелигиозную печать. Казалось бы, какая может существовать связь между распространением религиозной литературы и тиражом первых печатных изданий? На самом деле, всё достаточно просто – стоит помнить, что султан Османской империи одновременно являлся и праведным халифом всего исламского мира; к тому же, Османская империя была государством далеко не светским. Этим и объясняется малочисленность тиража: раз СМИ подразумевают наличие нескольких точек зрения, то освещение религиозной тематики не с официальной (государственной) позиции, опирающуюся на Коран, могло быть расценено как ересь.
  • во-вторых, не стоит забывать и о затратах на оформление первых изданий – на дворе XV-XVI века, период расцвета Великой Порты. Вполне естественно, что первые газеты выпускались максимально яркими и красочными, например, к работе привлекали каллиграфов, которые работали золочёными чернилами. Таким образом, себестоимость каждого издания не позволяла выпускать его большими тиражами.

И хотя о появлении первых печатных изданий мы знаем немного, дальнейшая история развития турецких СМИ даёт куда больше деталей. Следующей вехой можно считать 1727 г. – султан Ахмет III подписал закон, который освобождал турецкий рынок печатных изданий от условно «религиозной» монополии, а именно, разрешил распространение и тиражирование нерелигиозной периодики. Однако появление печатной прессы затянулось почти на два столетия – только лишь в конце XVIII – начале XIX вв. печатное дело окончательно укоренилось в Османской империи, а уже при Махмуде III, в 1831 году, появилась первая государственная печатная газета Takvim-i Vekayi[5], которая освещала государственные дела, публиковала законы и декреты, а также сведения о работе властей и отдельных должностных лиц. Кроме того, это была первая газета, которая полностью выпускалась на турецком языке.

Помимо вышеупомянутого издания, в Турции начали массово появляться и другие, которые печатались на трёх языках – турецком, арабском и французском. Однако все эти издания принадлежали государству. И вот уже в 1840 году британский журналист Уильям Черчилль основал в Турции вторую газету полностью на турецком языке – “Ceride-i Havadis”[6] [1]. Эта газета официально считается первой частной газетой на территории Турции.

Спустя 17 лет, 15 февраля 1857 г. Османская империя приняла закон, регулирующий деятельность типографий. Это был первый закон, в котором говорилось о цензуре печатных изданий – согласно ему, издание, которое не прошло цензуру султанского двора, не могло быть допущено к печати.

После принятия этого закона цензура лишь продолжала наращивать обороты – апогеем стал закон Абдул-Хамида II о запрете употребления в печатных изданиях таких слов, как «свобода», «республика», «революция», «свержение» и т.п. Кроме того, времена Абдул-Хамида II стали действительно тяжёлыми для печати – помимо жёсткой цензуры, выпуск печатной продукции был обложен достаточно тяжелым налоговым бременем.

После младо-турецкой революции 1908 г. произошли изменения и в деятельности СМИ. Все ограничения режима Абдул-Хамида были сняты, и уже через несколько лет в Османской империи выпускалось несколько десятков частных периодических изданий.

Однако реальный потенциал СМИ был в достаточной мере осознан первым президентом Турецкой Республики Мустафой Кемалем Ататюрком – он превратил большинство наиболее значимых газет в эффективное оружие против интервентов. Реформа алфавита 1928 г., переход на латиницу и готовность нового правительства модернизировать информационный сектор дали турецким СМИ надежду на лучшее будущее. Тем не менее, становление республики в Турции повлекло и существенное ограничение свободы прессы – большая часть СМИ, оставаясь де-юре независимой, де-факто находилась под контролем государства. Конечно, это нельзя сравнивать с «абдулхамидовской» цензурой – правительство Кемаля «ограничивалось» запретом на печать нескольких журналистов и газет. «Закон о прессе» от 1931 г. позволял правительству накладывать запрет на любое печатное издание, а также получать доступ к любой информации о материалах и журналистах.

Несмотря на давность этих событий, мы до сих пор видим результаты политики Ататюрка. Благодаря его реформам средства массовой информации в Турции стал возникать мощный медиасектор.

Например, нынешняя крупная газета Cumhuriyet, основанная соратником Ататюрка, являлась не только рупором власти (хотя юридически являлась независимой), но и послужила базой для создания журналистской школы в Турции.

Секуляризм и элитаризм – эти два слова наиболее точно описывают состояние средств массовой информации времён правления Народно-республиканской партии. После Второй Мировой войны начали появляться первые крупные медиа-холдинги. Так, в 1948 г. была издана первая газета Hürriyet[7], на страницах которой велась агитация за вступление Турции в НАТО, а уже 1953 г. эта газета трансформировалась в холдинг с широкой системой газет и журналов. По сути, холдинг «Hürriyet» является первым примером создания семейных медиахолдингов.

Кроме того, в 1927 г. появилось первое турецкое радио, однако оно использовалось скорее как инструмент пропаганды модернистской направленности режима Ататюрка, чем площадкой для обмена мнениями.

Значительные послабления в сфере СМИ были достигнуты после победы Демократической партии и окончании правления НРП. Прекратились гонения журналистов, влияние государства на рынок коммуникаций было существенно ослаблено. Это прямым образом сказалось на его росте – в стране начали массово появляться частные периодические издания. Кроме того, переход к более «прогрессивной» демократии существенно изменил роль журналистов – из «бесправных писарей» они превратились в тех, кто доносил до народа западные принципы Ататюрка, например, идеи секуляризма.

Тёмным пятном в истории турецких СМИ можно считать период правления военных в 1980-1983 гг. Хотя, тут надо отдать им должное – существенное ограничение свободы СМИ и подчинение их Совету национальной безопасности сложно назвать актом преследования собственных интересов – на тот момент необходимо было избавиться от наиболее радикальных групп и устранить волну насилия, которая захлестнуло страну в конце 1970-х гг.

Но эти меры были временными – принятие новой Конституции и выборы нового президента полностью убрали все ограничения, наложенные на медиасектор СНБ – военные сдержали своё слово, данное народу в их обращении к народу 12 сентября 1980 г.

Курс, взятый на либерализацию, существенно расширил роль журналистов – по сути, они заняли главенствующую роль в формировании общественного мнения, критикуя, например, политику премьер-министра Тургута Озала. Помимо этого, одной из основных тенденций можно считать и появление огромного числа частных СМИ – в основном, они появлялись за счёт выкупа мелких издательств у государства, либо же объединением мелких газет представителями деловых кругов и так называемой «бизнес-элитой».

Однако данная тенденция вскоре привела к монополизации турецких СМИ частными лицами, усилении как идеологических, так и экономических интересов, и предвзятой позиции медиа против набирающих силу исламистских групп. [1]

В 1993 году к статье 133 Конституции Турецкой Республики была принята поправка, которая завершила государственную монополию на турецкие СМИ. Тем не менее, несмотря на определённые либеральные задатки, сложно сказать, что современные СМИ Турции полностью независимы – многие из них до сих пор зависят от частного финансирования, поэтому их позиции, несмотря на свободу от государственного контроля, можно считать в некоторой степени предвзятыми. В настоящее время деятельность СМИ в Турции регулируется Законом №5187 «О средствах массовой информации» в редакции 2004 г.

Современное состояние информационного пространства Турции

Пресса

Рынок печатной прессы в Турции не столько велик, сколько разнообразен. Тем не менее, можно выделить несколько основных черт:

  • турецкая пресса по области распространения делится на три категории – национальные (распространяются на всю страну), региональные (7 и ли более илей[8]) и местные (распространяются в пределах одного города, ильче[9] или иля);
  • большая часть циркулирующих на рынке турецких газет, а именно 81% – местные[2]; например, только в одном Измире существует, по меньшей мере, порядка 34 локальных газет;
  • что же касается журналов и прочей периодики, то здесь идёт преобладание национальной доли – она занимает почти четверть рынка (71,3%);
  • 94,4% тиражируемой прессы – газеты;
  • в прессе наблюдается тенденция на снижение объёмов тиражей вследствие распространения электронных версий;
  • на сегодняшний день общий тираж составляет 1,7 млрд экземпляров в год; что же касается числа газет и журналов, то с 2009 г оно продолжает снижаться. На 2019 г. в Турции официально существует 2274 газеты и 3195 журналов [3];
  • тематика выпускаемой прессы очень широка – наибольшей популярностью пользуется экономическая аналитика, автогиды, журналы о путешествиях, спорте и здоровье.

Продолжая анализ турецкой прессы, стоит отметить, что местные газеты играет одну из наиболее важных ролей в Турции, что обусловлено их прошлым – выше уже упоминалось о роли местных газет в сплочении народа в борьбе против интервентов в 1919-1923 гг. Сейчас же местная пресса занимает роль посредника между гражданами и различными государственными организациями и общественными институтами.

Тем не менее, несмотря на скромные объёмы турецкого рынка печатных изданий и на его относительную молодость, он отнюдь не маргинален и наполнен в основном качественной прессой – если мы говорим, например, о журналах, то 18% касаются узкоспециальных тем, 13% содержат академический контент и 8% выпускаются с образовательными целями.

Также стоит обратить внимание и на основные языки, используемые в печати. Выше уже упоминались три языка – турецкий, персидский и французский. На 2019 г. в Турции преобладают два языка: турецкий и английский. Помимо них также используются французский, немецкий, греческий, персидский и курдский.

Отдельно стоит коснуться последнего – несмотря на позицию турецкого руководства в отношении курдов, в феврале 1991 г. был принят закон, разрешающий курдскому населению выпускать газеты на своём языке при условии[10], что за курдскими СМИ будет вестись негласный надзор со стороны государственных органов. Таким образом, можно судить о том, что влияние государства на информационный сектор достаточно велико.

Таблица 1

Количество выпускаемых газет и журналов в Турции и их доля (%), 2019 год

Всего

Только на турецком языке

На турецком и английском

На турецком и другом иностранном языке (кроме английского)

Только на английском

Только на иностранном языке (кроме английского)

5449

4512 (83%)

722
(13%)

101
(2%)

92
(1,6%)

22
(0,4%)

Источник: Институт статистики Турции. URL: www.tuik.gov.tr

Говоря о прессе на иностранном языке, не стоит забывать о трёх крупнейших турецких газетах, выходящих на английском языке – Todays Zaman[11], “Hürriyet Daily Newsи Good Morning Turkey[12]. Спектр материалов схож – от финансов до культуры, однако турецкая аудитория всё же предпочитает именно Todays Zaman”.

Это обусловлено двумя причинами: во-первых, данная газета ранее являлась англоязычной версией достаточно популярной газеты Zaman”, “Todayss Zamanявляется одной из немногих газет, которая не принадлежит ни государству, ни какому-либо медиа-холдингу.

Тем не менее, несмотря на огромное количество локальной печатной продукции, рынок периодики в Турции подвержен тенденциям концентрации. Существует три крупных медиа-холдинга: Doğan Yayın Holding A.Ş. (медиа-холдинг «Доган»), Bilgin Media Group (медиа-группа «Бильгин») и İhlas Group («Ихляс Групп»).

Первое в этом списке объединение, холдинг «Доган», является владельцем 8 общенациональных газет, в том числе и одной из самых популярных газет – Milliyet” (Миллийет). В целом считается, что специализация «Доган» больше относится к теле- и радиовещанию, чем к прессе.

В отличие от предыдущего холдинга, медиа-группа «Бильгин» по праву считается «тяжеловесом» в мире турецкой прессы – ей принадлежит большинство газет и журналов, выпускаемых в западных регионах Турции.

И, наконец, медиа-группа «Ихляс Групп», которая выглядит как своеобразный «компромисс» между двумя предыдущими холдингами – в «Ихлясе» в равных долях сконцентрированы как печатные издательства, так и телевизионные каналы.

Помимо трёх вышеупомянутых игроков на турецком рынке коммуникаций присутствуют и другие не менее значимые участники – Uzan Media Group (медиа-группа «Узан»), Akşam Media Group (медиа-группа «Акшам»), которой принадлежит наиболее популярный одноимённый турецкий таблоид), Doğuş Group («Догуш Групп») и Feza Journalism («Феза Джорнализм»). Их роль весьма существенна, однако суммарный вес данных четырёх игроков существенно уступает трём крупнейшим холдингам.

Однако есть один медиа-холдинг, который стоит особняком – Cumhuriyet («Джумхуриет»). Кстати, ему принадлежит и одноимённая популярная газета. По сути, данный холдинг играет наиболее важную роль в формировании политической повестки дня, поскольку его аудиторией являются представители политической и экономической элиты Турецкой Республики. Кроме того, база газеты «Джумхуриет» стала основой для формирования журналистской школы в Турции наряду с семейным медиахолдингом «Хурриет».

Телевидение и радиовещание в Турции

В 1964 г. была основана «Корпорация турецкого радио и телевидения», или коротко TRT. Чуть позже создается надзорный орган – Высший Совет по радио и телевидению (RUTK). По сути, он занимался планированием сетки вещания, распределял частоты, а также выдавал и отзывал лицензии телеканалам или радиостанциям.

«Оттепель» в данной сфере наступила 10 июля 1993 г., когда к статье 133 Конституции Турции была принята поправка, прекращавшая монополию государства на телерадиовещание – произошла своеобразная «телевизионная революция». Количество частных каналов возросло с нуля до почти 190, при этом количество государственных каналов осталось неизменным – 5, а в 1998 г. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) объявила страну рекордсменом по числу частных телеканалов. На сегодня в Турции насчитывается 265 телевизионных компаний и 1070 радиокомпаний.

Стоит отметить и процентное соотношение – как и в случае печатной прессы, в телерадиовещании преобладают именно местные теле- и радиокомпании (81% и 86% соответственно). Это связано с огромным количеством радиолюбителей, которые регистрируются в радиовещании Турции как индивидуальные предприниматели (число же незарегистрированных любителей по неофициальным подсчётам достигает 3500-5000 человек) [4].

Тем не менее, несмотря на существование контролирующего органа, основным законом, определяющим деятельность телерадиовещательного сектора, является Конституция; также вещание выстраивается согласно Законам «О TRT» и «О вещании» (№ 2954 и № 3984 соответственно). Кроме того, Турция является одной из немногих стран, где на национальное вещание распространяются иностранные конвенции, а именно «Европейская Конвенция о трансграничном телевидении». Помимо вышеперечисленного, рекламная деятельность и её принципы определяются тоже законодательными актами.

Отдельно стоит упомянуть Закон № 3984 «О вещании». Дело в том, что этот обязывает компании включать в свои эфиры различные образовательные, культурные или иные программы «при наличии рекомендации вышестоящего органа». С одной стороны, это может быть рассмотрено как часть культурной и/или образовательной политики государства, нацеленной на воспитание молодого поколения. Однако, с другой стороны, это может быть и своеобразной «лазейкой» для вмешательства государства в сетки вещания – конечно, это сложно назвать «пропагандой», однако, можно предположить, что роль государственных компаний в телерадиовещании существенно возросла. Кроме того, не стоит забывать и о внутренней цензуре – как и в случае с прессой, большинство каналов принадлежит крупным холдингам, которые предпочитают не освещать нелицеприятные события в жизни Турции.

Телекоммуникации

Рассматривая данную область рынка турецких коммуникаций, в первую очередь, необходимо отметить, что будут рассматриваться два основных направления – телефонная сеть и Интернет.

Стоит отметить, что до 1994 г. все виды телекоммуникации контролировались государственной организацией PTT (“Posta, Telegraf, Telefon” – «Почта, Телеграф, Телефон»/ПТТ). Однако в виду расширения (на тот момент) количества абонентов стационарных телефонов, а также появления новых видов коммуникация – сотовой связи и Интернета, РТТ была реструктурирована по Закону № 4000, и на её основе были создана Генеральная дирекция управления почты (которая и по сей день курирует почтовую сеть) и АО «Тюрк Телеком» (Türk Telekomünikasyon A.Ş.).

Телефонная сеть Турции во многом повторяет общемировую тенденцию – увеличивается количество абонентов сотовой связи и уменьшается количество пользователей стационарных телефонов: за 19 лет (с 2000 по 2019 г.) число абонентов стационарных телефонов уменьшилось в почти 2 раза – с 18,3 млн до 10,9 млн; в это же время, число сотовых абонентов возросло почти в 5 раз – с 14,9 млн до 77 млн[2].

Однако основной медиа-платформой для распространения новостей, обсуждения мнений и прочего выступает, конечно, Интернет. На 2018 г. в Турции насчитывается 13,6 млн пользователей стационарного широкополосного Интернета и 61,7 млн пользователей сотового Интернета[2]. Большинство газет, телекомпаний и радиостанций открывают собственные сайты, которые со временем становятся более популярными, чем их «физические» копии. Кроме того, появляется огромное количество независимых форумов и сайтов, турецкие пользователи начинают использовать различные мессенджеры и социальные сети (например, Twitter очень популярен в Турции). Таким образом, Интернет-сообщество становится силой, с которым необходимо считаться.

По сути, «Тюрк Телеком» (и его домен .tr) является единственным официальный турецким «шлюзом» в «мировую паутину». Однако это вовсе не значит, что монополия на Интернет принадлежит государству – в 2004 г. была произведена самая успешная в Турции приватизация государственной собственности, когда 55% акций были проданы саудо-итальянскому акционерскому обществу «Oger Telecom», 30% акций были переданы в пользование Казначейству Турции, а оставшиеся 15% до сих пор торгуются на фондовых рынках и постоянно переходят из рук в руки. Таким образом, можно сказать, что на рынке турецких телекоммуникаций создалась своеобразная дуополия, где главную роль играет “Oger Telecom”, а государство в основном играет роль «ночного сторожа», блокируя те или иные интернет-ресурсы.

Однако не всё так радужно, как хотелось бы. Интернет стал вызовом для реакционных кругов Турции – дело в том, что его почти невозможно контролировать, невозможно подвергнуть масштабной цензуре, поскольку у Интернета нет «границ» как таковых. Интернет стал платформой для многих оппозиционеров, в Турции пока что нет законов, которые бы регулировали контент. Но не стоит забывать о последней инициативе Р.Эрдогана жестко контролировать социальные сети, где очень часто можно встретить антиправительственные и антипрезидентские лозунги. 

И всё же, в попытке дать наиболее близкую к объективной реальности стоит согласиться с исследованием Репортеров без границ по Индексу свободы прессы за 2020 г. [5] Турция занимает 154 место из 180 стран, таким образом, турецким СМИ получили статус «несвободные». Конечно, у Турции сохраняется много проблем в медиасфере – это связано как с политикой правительства, так и в целом с медиакультурой в стране.

Подводя итог, стоит отметить, что рынок коммуникаций в Турции развивается весьма динамично. На фоне цифровизации медиасферы наблюдается оптимизация рынка печатных СМИ: сокращается количество газет и журналов, уменьшается тираж и полосность. В современном мире информационные потоки сильно влияют на многие аспекты нашей жизни, от мелких бытовых дел до крупных политических событий. Поэтому число абонентов сотовой связи и пользователей Интернета неуклонно растет. Несмотря на качественный скачок в развитии рынка коммуникаций, существуют и определенные проблемы, связанные со свободой слова в Турции и т.н. «самоцензурой» самих СМИ. Поэтому необходимо повышать прозрачность рынка коммуникаций и создавать условия для конкуренции, что в будущем приведет к росту качества контента и инфраструктуры в целом.

Список литературы

  1. Вагизов Т.Н. Исторические аспекты формирования СМИ в Турции. – Казанская наука. – №2. – 2013.
  2. Turkish Statistical Institute URL: www.turkstat.gov.tr/PreHaberBultenleri (дата обращения: 07.02.2020).
  3. Basın-Yayın ve Enformasyon Genel Müdürlüğü URL: http://www.byegm.gov.tr/ (дата обращения: 07.02.2020).
  4. Turkish Media at Glance, 2016.
  5. Reporters without Borders. The World Freedom Index 2020. URL: https://rsf.org/en/ranking#.
  6. Аксененко А.Г. Борьба политических партий Турции за влияние на молодежь 1920-1980. – М., 1986.
  7. Байбатырова Н.М. Современная пресса Турции: жанровые особенности в условиях исламизации и секуляризации общества. СПб., 2010.
  8. Голоусова Е.С. Информационная повестка дня глазами турецких СМИ (на примере издания TODAY’S ZAMAN). – 2014 г. Известия Уральского федерального университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. 2014. Т. 123. №1. С. 35-40.
  9. Ибрагимов А.Х. Печать Турции. М., 1988.
  10. Институт статистики Турции. URL: www.tuik.gov.tr
  11. Коротько Т.В. Система средств массовой информации Турецкой Республики на примере национальных газет. Научные труды КубГТУ, №8, 2016. С. 317-325.
  12. Мамедова Н.М., Масумова Н.Р. Экономика Турции // Учеб. пособие. М., 2018 – С. 66-81.

Mass Media and Telecommunication market in Turkey

Summary: The article analyzes the evaluation of the mass media of Turkey and various development features of the communication market. Authors explore advantages and disadvantages of the communication market of Turkey as well.  

Key words: Turkey, communication market, mass media, radio, TV, freedom of speech.

About the authors:

Masumova Nigyar – PhD in Economics, MGIMO–University. Address: 76, Prospect Vernadskogo, Moscow, Russia, 119454.

Usupova Elena – PhD in History, MGIMO–University. Address: 76, Prospect Vernadskogo, Moscow, Russia, 119454.

Sergey Davydov – 4th year student of the Faculty of International Relations, MGIMO-University. Address: 76, Prospect Vernadskogo, Moscow, Russia, 119454.

 

[1] тур. «национальность», «народность»

[2] тур. «республика»

[3] англ. «времена»

[4]В данном случае речь идёт о политике Реджепа Эрдогана – многие современные исследователи считают его политику «возвращением к исламским корням», причём сам Эрдоган не отрицает, что придерживается реакционистских взглядов. Также не стоит забывать и о конституционной реформе 2017 года – функции парламента были существенно урезаны, была ликвидирована и должность премьер-министра, т.е. Турция из парламентской республики де-факто превратилась в суперпрезидентскую.

[5] перс. «календарь событий»

[6] перс. «сборник новостей»

[7] тур. «независимость».

[8] от тур. il – область, базовая административно-территориальная единица Турции.

[9] от тур. ilçe – район.

[10] Изначально турецкий парламент не хотел принимать данный закон ввиду возмущения многих турецких академиков касательно ослабления условий использования курдского языка; тем не менее, принятие этого закона существенно бы продвинуло переговоры о вступлении Турции в ЕС; таким образом, компромисс был достигнут.

[11] от англ. и тур. «сегодняшнее время»

[12] англ. «Доброе утро, Турция»