Журнал «Международные коммуникации»

Издание факультета Международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

Новости МИД России

Error parse RSS

№5

Политическая коммуникация

Актуальные аспекты обеспечения информационного суверенитета России

П.В.Меньшиков

Меньшиков Петр Витальевич,
к.ист.н., доцент кафедры рекламы и связей с общественностью
МГИМО МИД России
119454, Москва, проспект Вернадского, 76
E-mail: menshikov-petr@rambler.ru

Аннотация: в статье анализируется проблематика, связанная с задачей обеспечения информационного суверенитета Российской Федерации, особенно в возникших после 2014 г. условиях новой политической реальности в контексте информационной политики России на современном этапе.

Ключевые слова: информационный суверенитет, информационная безопасность, критическая информационная структура, медийная политика, государственная информационная политика, политическая коммуникация.

 

Проблематика информационной безопасности занимает центральное место в стратегии государственной информационной политики современного государства. В краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе обоснованно ожидается дальнейшее нарастание в этой сфере угроз и вызовов как во всем мировом сообществе, так и в России. Недостаточная защищенность информационных ресурсов создает угрозы национальной и международной безопасности в целом, ведет к частичной или полной потере государственного информационного суверенитета. Государство должно быть в состоянии эффективно противостоять им руководствуясь продуманной комплексной стратегией эффективных скоординированных действий по самым различным направлениям, целенаправленно задействуя весь имеющийся в его распоряжении арсенал сил и средств. По опубликованным данным Совета Безопасности РФ в 2016 г. на информационные ресурсы России было совершено 50 миллионов кибератак, что в три раза превысило показатель предшествовавшего 2015 г. Свыше 60 процентов таких кибератак было осуществлено из-за рубежа [1]. Изощренность, технологичность и масштабность таких угроз постоянно возрастает. Известные последствия в первой половине 2017 г. имели кибератаки глобального плана с использованием компьютерных вирусов WannaCry и Petja.

Государственная политика обеспечения информационной безопасности как часть ГИП России определяет основные направления деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в этой области, порядок закрепления их обязанностей по защите интересов страны в информационной сфере в рамках направлений их деятельности и базируется на соблюдении баланса интересов личности, общества и государства в информационной сфере [2].

С целью действенной защиты информационной инфраструктуры в России на протяжении всех последних десятилетий в рамках государственной стратегии в масштабах государства последовательно создается система обнаружения, предупреждения и ликвидации угроз информационной безопасности России – в т.ч. последствий компьютерных атак на информационные ресурсы страны, киберпреступности, проводимых в контексте современных «гибридных войн» разного рода информационно-идеологических атак и диверсий с целью подрыва информационного суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации в целом. Такая деятельность носит последовательный комплексный доктринальный характер.

9 сентября 2000 г. Президент РФ В.В.Путин подписал первую в истории новой демократической России Доктрину информационной безопасности Российской Федерации (№ Пр-1895) [3]. В развитие Концепции национальной безопасности Российской Федерации [4] применительно к информационной сфере, в документе представлена совокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасности страны. При этом формированию и реализации государственной информационной политики России придается значение одной из приоритетных направлений деятельности государства в процессе реализации своих функций по обеспечению информационной безопасности Российской Федерации. Доктрина подчеркнула необходимость проведения ГИП, в основе которой должен лежать именно национальный интерес России.

Под информационной безопасностью Российской Федерации в Доктрине понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства.

Интересы личности в информационной сфере заключаются в реализации конституционных прав человека и гражданина на доступ к информации, на использование информации в интересах осуществления не запрещенной законом деятельности, физического, духовного и интеллектуального развития, а также в защите информации, обеспечивающей личную безопасность.

Интересы общества – в обеспечении интересов личности в этой сфере, упрочении демократии, создании правового социального государства, достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России.

Интересы государства – в создании условий для гармоничного развития российской информационной инфраструктуры, для реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею в целях обеспечения незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России, политической, экономической и социальной стабильности, в безусловном обеспечении законности и правопорядка, развитии равноправного и взаимовыгодного международного сотрудничества.

В Доктрине выделяются четыре основные составляющие национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере.

Первая включает в себя соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и пользования ею, обеспечение духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны.

Вторая – информационное обеспечение государственной политики Российской Федерации, связанное с доведением до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации, ее официальной позиции по социально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам.

Третья – развитие современных информационных технологий, отечественной индустрии информации, в том числе индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внутреннего рынка ее продукцией и выход этой продукции на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов.

Четвертая – защиту информационных ресурсов от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационных и телекоммуникационных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории России.

В Доктрине дан глубокий разносторонний анализ видов и источников (внешних и внутренних) угроз информационной безопасности страны, состояния информационной безопасности Российской Федерации на момент принятия документа, основных задачи и методов (правовых, организационно – технических и экономических) по ее обеспечению. Фундаментально обосновано положение о том, что информационная безопасность страны является одной из составляющих национальной безопасности России и оказывает влияние на защищенность национальных интересов Российской Федерации в различных сферах жизнедеятельности общества и государства, при этом такие угрозы информационной безопасности и методы ее обеспечения являются общими для этих сфер.

Примечателен характер изложения в Доктрине вопросов, относящихся к тематике международного сотрудничества России в области обеспечения информационной безопасности страны. Подчеркнуто, что такая форма сотрудничества – неотъемлемая составляющая политического, военного, экономического, культурного и других видов взаимодействия стран, входящих в мировое сообщество. Оно должно способствовать повышению информационной безопасности всех членов мирового сообщества, включая Российскую Федерацию. Далее в Доктрине логически делается вывод, обоснованность которого в полной мере подтверждается современным состоянием глобальной международной информационной сферы. Особенность международного сотрудничества Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности, указывается в Доктрине, состоит в том, что оно осуществляется в условиях обострения международной конкуренции за обладание технологическими и информационными ресурсами, за доминирование на рынках сбыта, в условиях продолжения попыток создания структуры международных отношений, основанной на односторонних решениях ключевых проблем мировой политики, противодействия укреплению роли России как одного из влиятельных центров формирующегося многополярного мира, усиления технологического отрыва ведущих держав мира и наращивания их возможностей для создания "информационного оружия". Все это может привести к новому этапу развертывания гонки вооружений в информационной сфере, нарастанию угрозы агентурного и оперативно –технического проникновения в Россию иностранных разведок, в том числе с использованием глобальной информационной инфраструктуры.

Изложенные в Доктрине информационной безопасности РФ 2000 г. основные положения были частично актуализированы и адаптированы к изменившимся условиям внутри- и внешнеполитического положения страны в подписанном 13 мая 2009 г. Президентом РФ Д.А. Медведевым Указе «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» [5]. В документе прогнозируется, в частности, реальность перспективы оказания негативного влияния на обеспечение национальных интересов Российской Федерации со стороны вероятных рецидивов односторонних силовых подходов в международных отношениях, противоречий между основными участниками мировой политики, угроз распространения оружия массового уничтожения и его попадания в руки террористов, а также совершенствования форм противоправной деятельности в кибернетической и биологической областях, в сфере высоких технологий. Делается вывод о перспективе усиления глобального информационного противоборства, развития националистических настроений, ксенофобии, сепаратизма и насильственного экстремизма, в том числе под лозунгами религиозного радикализма.

В Стратегии вводится понятие «стратегического сдерживания», предполагающего разработку и системную реализацию комплекса взаимосвязанных политических, дипломатических, военных, экономических, информационных и иных мер, направленных на упреждение или снижение угрозы деструктивных действий со стороны государства-агрессора (коалиции государств).

В качестве одной из приоритетных задач в документе указывается на необходимость развития индустрии информационных и телекоммуникационных технологий, средств вычислительной техники, радиоэлектроники, телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения. Угрозы информационной безопасности в ходе реализации Стратегии предусматривается предотвращать за счёт совершенствования безопасности функционирования информационных и телекоммуникационных систем критически важных объектов инфраструктуры и объектов повышенной опасности в Российской Федерации, повышения уровня защищённости корпоративных и индивидуальных информационных систем, создания единой системы информационно-телекоммуникационной поддержки нужд системы обеспечения национальной безопасности.

С общим контекстом проблематики государственной информационной политики соотносится сформулированное в Стратегии национальной безопасности России требование решения задач обеспечения национальной безопасности в сфере культуры в среднесрочной и долгосрочной перспективе за счёт признания первостепенной роли культуры для возрождения и сохранения культурно-нравственных ценностей, укрепления духовного единства многонационального народа Российской Федерации и международного имиджа России в качестве страны с богатейшей традиционной и динамично развивающейся современной культурой, создания системы духовного и патриотического воспитания граждан России, развития общей гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на пространстве государств – участников Содружества Независимых Государств и в сопредельных регионах.

31 декабря 2015 г. Указом Президента РФ В.В. Путина N 683 была утверждена действующая и в настоящее время Стратегия национальной безопасности Российской Федерации [6], введенная в действие в развитие Стратегии национальной безопасности России 2009 г. Период с 2009 г. по 2016 г. – крайне непродолжительный с точки зрения всемирной истории – был насыщен большим числом разновекторных политических событий, в значительной степени изменивших внешние условия развития нашей страны. Укрепление России происходило на фоне новых угроз национальной безопасности, имеющих комплексный взаимосвязанный характер. Процесс формирования новой полицентричной модели мироустройства сопровождался ростом глобальной и региональной нестабильности. Проведение Российской Федерацией самостоятельной внешней и внутренней политики вызвало противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах. Реализуемая ими политика сдерживания России предусматривала и продолжает предусматривать оказание на нее политического, экономического, военного и информационного давления. Позиция Запада, направленная на противодействие интеграционным процессам и создание очагов напряженности в Евразийском регионе, стала во все возрастающей степени оказывать негативное влияние на реализацию российских национальных интересов. Реальностью стало применение в глобальном масштабе инструментария «гибридных войн», информационной войны, идеологических и кибердиверсий диверсий как ее составляющих. В значительной степени возросла угроза информационному суверенитету нашей страны.

В силу значительного возрастания значения факторов угроз и вызовов национальной безопасности России, Стратегия 2016 г. имеет ряд существенных отличий от аналогичного по характеру документа 2009 г. Стратегия определена как базовый документ стратегического планирования, определяющий национальные интересы и стратегические национальные приоритеты Российской Федерации, цели, задачи и меры в области внутренней и внешней политики, направленные на укрепление национальной безопасности Российской Федерации и обеспечение устойчивого развития страны на долгосрочную перспективу. Она является основой для формирования и реализации государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. При формулировании целей реализация Стратегии делаются новые, в сравнении с Стратегией 2009 г., акценты – развитие национальной экономики, улучшение качества жизни граждан, укрепление политической стабильности в обществе, обеспечение обороны страны, государственной и общественной безопасности, повышение конкурентоспособности и международного престижа страны.

Подчеркнута направленность Стратегии на консолидацию усилий федеральных органов государственной власти, других государственных органов, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества по созданию благоприятных внутренних и внешних условий для реализации национальных интересов и стратегических национальных приоритетов страны. Отмечается, что Стратегия основана на неразрывной взаимосвязи и взаимозависимости национальной безопасности Российской Федерации и социально-экономического развития страны. Констатируется факт возрождения традиционных российских духовно-нравственных Ценностей, формирования у подрастающего поколения достойного отношения к истории России, консолидации гражданского общества вокруг общих ценностей,  формирования фундамента государственности, таких как свобода и независимость России, гуманизм, межнациональный мир и согласие, единство культур многонационального народа Российской Федерации, уважение семейных и конфессиональных традиций, патриотизм.

Указывается, что укрепление России происходит на фоне новых угроз национальной безопасности, имеющих комплексный взаимосвязанный характер. Проведение Российской Федерацией самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах. Реализуемая ими политика сдерживания России предусматривает оказание на нее политического, экономического, военного и информационного давления. В борьбе за влияние на международной арене задействован весь спектр политических, финансово-экономических и информационных инструментов Все большее влияние на характер международной обстановки оказывает усиливающееся противоборство в глобальном информационном пространстве, обусловленное стремлением некоторых стран использовать информационные и коммуникационные технологии для достижения своих геополитических целей, в том числе путем манипулирования общественным сознанием и фальсификации истории. Отмечен факт появления новых форм противоправной деятельности, в частности, с использованием информационных, коммуникационных и высоких технологий.

В качестве основных угроз общественной и государственной безопасности названы деятельность радикальных общественных объединений и группировок, использующих националистическую и религиозно-экстремистскую идеологию, иностранных и международных неправительственных организаций, финансовых и экономических структур, а также частных лиц, направленная на нарушение единства и территориальной целостности  Российской  Федерации, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране, включая инспирирование "цветных революций", разрушение традиционных российских духовно-нравственных ценностей; деятельность, связанная с использованием информационных и коммуникационных технологий для распространения и пропаганды идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма, нанесения ущерба гражданскому миру, политической и социальной стабильности  в обществе.

Поставлена задача в целях обеспечения общественной и государственной безопасности совершенствовать систему выявления и анализа угроз в информационной сфере, противодействия им; принятия мер для повышения защищенности граждан и общества от деструктивного информационного воздействия со стороны экстремистских и террористических организаций, иностранных специальных служб и пропагандистских структур.

Обращает на себя внимание формулирование в качестве стратегической цели обеспечения национальной безопасности в области культуры задач сохранения и приумножения традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитания детей и молодежи в духе гражданственности; сохранения и развития  общероссийской  идентичности  народов Российской Федерации, единого культурного пространства страны; повышение роли России в мировом  гуманитарном и культурном пространстве. В данном контексте определено значение понятия общероссийской идентичности народов Российской Федерации, основой которой является исторически сложившаяся система единых духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также самобытные культуры многонационального народа Российской Федерации как неотъемлемая часть российской культуры.

Раскрыто содержание термина традиционных российских духовно-нравственных ценностей как приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины.

Внешняя культурная и информационная экспансия, включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганды вседозволенности и насилия, расовой, национальной и религиозной нетерпимости, попытки фальсификации российской и мировой истории признаются угрозами национальной безопасности в области культуры, направленными на размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей и ослабление единства многонациональног народа страны.

Деятельности, направленной на укрепление и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспечение национальной, религиозной, расовой терпимости, на воспитание взаимного уважения народов России возводится в ранг не только государственной культурной, но и государственной национальной политики.

Вводится понятие культурного суверенитета Российской Федерации, защита которого должна достигаться посредством принятия мер по защите российского общества от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля в информационной сфере и недопущение распространения продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной и межнациональной нетерпимости.

Отмечается, что информационную основу реализации Стратегии составляет федеральная информационная система стратегического планирования, включающая в себя информационные ресурсы органов государственной власти и органов местного самоуправления, системы распределенных ситуационных центров и государственных научных организаций.

Сопоставляя Стратегии национальной безопасности Российской Федерации 2009 и 2016 годов следует особо подчеркнуть, что утвержденная Стратегии 2009 г. является уникальным документом с точки зрения дальновидности и обоснованности изложенного в ней видения перспектив развития мира. В ней отражены практически все угрозы и вызовы, с которыми столкнулся и весь мир, и наша страна за период, прошедший с ее приятия вплоть до самого последнего времени.

Комплексным масштабным ответом на эти новые возросшие вызовы и угрозы стала потребность в разработке новых адекватных требованиям времени принципов построения системы национальной безопасности, которые нашли свое отражение в Стратегии национальной безопасности 2016 г. Содержащиеся в ней основные положения применительно к информационной политике России были уточнены и развиты во второй, действующей в настоящее время, Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ В.В. Путина  5 декабря 2016 г. № 646 [7].

Доктрина является документом стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации и представляет собой качественно новый этап в регулировании принципиальных вопросов информационной безопасности страны. В документе представлена целостная стратегия действий по обеспечению информационной безопасности в среднесрочной перспективе и даны аргументированные объяснения существующих недостатков эффективности принимаемых мер. Комплексный анализ состояния информационной безопасности, а также ключевых направлений ее обеспечения в документе базируется на стратегических национальных приоритетах, изложенных в Стратегии национальной безопасности России 2016 г., что придает Доктрине более структурированный и последовательный характер в сопоставлении с Доктриной информационной безопасности 2000 г. и в этой связи Доктрина 2016 г. является прямым логическим смысловым и структурным  продолжением Стратегии 2016 г. Такая взаимосвязь позволяет выстраивать всю иерархию документов в сфере информационной безопасности России с учетом соответствующих стратегических национальных приоритетов Российской Федерации. Отличительной чертой Доктрины является конкретизация и анализ основных информационных угроз и состояния информационной безопасности страны, а также разнонаправленных факторов, влияющих на ее состояние практически во всех основных областях жизнедеятельности российского общества.

В документе в новой редакции дается определение информационной сферы как совокупности информации, объектов информатизации, информационных систем, сайтов в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", сетей связи, информационных технологий, субъектов, деятельность которых связана с формированием и обработкой информации, развитием и использованием названных технологий, обеспечением информационной безопасности, а также совокупность механизмов регулирования соответствующих общественных отношений.

Даются определения центральных, с точки зрения информационной безопасности понятий. Национальные интересы РФ в информационной сфере – объективно значимые потребности личности, общества и государства в обеспечении их защищенности и устойчивого развития в части, касающейся информационной сферы. Угроза информационной безопасности – совокупность действий и факторов, создающих опасность нанесения ущерба национальным интересам в информационной сфере. Информационная безопасность – состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних информационных угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальная целостность и устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации, оборона и безопасность государства. Обеспечение информационной безопасности – осуществление взаимоувязанных правовых, организационных, оперативно-розыскных, разведывательных, контрразведывательных, научно- технических, информационно-аналитических, кадровых, экономических и иных мер по прогнозированию, обнаружению, сдерживанию, предотвращению, отражению информационных угроз и ликвидации последствий их проявления. Силы обеспечения информационной безопасности - государственные органы, а также подразделения и должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, уполномоченные на решение в соответствии с законодательством Российской Федерации задач по обеспечению информационной безопасности. Средства обеспечения информационной безопасности – правовые, организационные, технические и другие средства, используемые силами обеспечения информационной безопасности. Система обеспечения информационной безопасности – совокупность сил обеспечения информационной безопасности, осуществляющих скоординированную и спланированную деятельность, и используемых ими средств обеспечения информационной безопасности. Информационная инфраструктура – совокупность объектов информатизации, информационных систем, сайтов в сети "Интернет" и сетей связи, расположенных на территории страны, а также на территориях, находящихся под ее юрисдикцией или используемых на основании международных договоров Российской Федерации. Примечательно, что обеспечение безопасности промышленных систем также отнесено к категории национальных интересов России в информационной сфере.

В целом, применяемые в Доктрине формулировки и термины основана на Конституции РФ, федеральных законах и нормативных правовых актах. В частности, в основе понятия «информационная инфраструктура» используется термин «сайт в сети Интернет», который был внесен в Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» в редакции 2012 года.

В Доктрине представлено расширенное определение приоритетных направлений национальных интересов в информационной сфере. Первое – обеспечение и защита конституционных прав и свобод человека и гражданина в части, касающейся получения и использования информации, неприкосновенности частной жизни при использовании информационных технологий, обеспечение информационной поддержки демократических институтов, механизмов взаимодействия государства и гражданского общества, а также применение информационных технологий в интересах сохранения культурных, исторических и духовно-нравственных ценностей многонационального народа Российской Федерации. Второе – обеспечение устойчивого и бесперебойного функционирования информационной инфраструктуры, в первую очередь критической информационной инфраструктуры Российской Федерации единой сети электросвязи Российской Федерации, в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время. Третье – развитие в Российской Федерации отрасли информационных технологий и электронной промышленности, а также совершенствование деятельности производственных, научных и научно-технических организаций по разработке, производству и эксплуатации средств обеспечения информационной безопасности, оказанию услуг в области обеспечения информационной безопасности. Четвертое – доведение до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации и ее официальной позиции по социально значимым событиям в стране и мире, применение информационных технологий в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в области культуры. Пятое – содействие формированию системы международной информационной безопасности, направленной на противодействие угрозам использования информационных технологий в целях нарушения стратегической стабильности, на укрепление равноправного стратегического партнерства в области информационной безопасности, а также на защиту суверенитета Российской Федерации в информационном пространстве.

Примечательно, что в сравнении с Доктриной информационной безопасности 2000 г. первые две составляющие приоритетных направлений национальных интересов в информационной сфере, несмотря на изменения в формулировках, сохранили свою значимость, поскольку они опираются на основы конституционных прав и свобод российских граждан. Вместе с тем в Доктрине 2016 г. к принципам деятельность государственных органов по обеспечению информационной безопасности отнесено уже упоминавшееся выше требование соблюдения баланса между потребностью граждан в свободном обмене информацией и ограничениями, связанными с необходимостью обеспечения национальной безопасности, в том числе в информационной сфере.

Описание стратегических целей обеспечения информационной безопасности  Доктрине 2016 г. сведено к минимуму, при сохранении целеполагающей преемственности их основных направлений - защита жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, связанных с применением информационных технологий в военно-политических целях, противоречащих международному праву, в том числе в целях осуществления враждебных действий и актов агрессии, направленных на подрыв суверенитета, нарушение территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности и стратегической стабильности.

Важный акцент в Доктрине делается на констатации наращивания рядом зарубежных стран возможностей информационно-технического воздействия на информационную инфраструктуру в военных целях, что расценивается как один из основных негативных факторов, влияющих на состояние информационной безопасности страны.

Приоритетное значение придается мерам противодействия расширяющимся масштабам использования специальными службами отдельных государств средств оказания информационно-психологического воздействия, направленного на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в различных регионах мира и приводящего к подрыву суверенитета и нарушению территориальной целостности других государств. Отмечено, что в эту деятельность вовлекаются религиозные, этнические, правозащитные и иные организации, а также отдельные группы граждан, при этом широко используются возможности информационных технологий. В отличие от упоминания в Доктрине информационной безопасности 2000 г. проблем, связанных с вытеснением российских информационных агентств, средств массовой информации с информационного рынка и деформации структуры международного информационного обмена и манипулирования информацией», в Доктрине 2016 г. констатируется тенденция к увеличению в зарубежных средствах массовой информации объема материалов, содержащих предвзятую оценку государственной политики Российской Федерации, зачастую откровенная дискриминация  российских средств массовой информации за рубежом, создание российским журналистам препятствия для осуществления их профессиональной деятельности.

Подчёркивается происходящее наращивание информационного воздействия на население России, в первую очередь на молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей. Отмечается, что различные террористические и экстремистские организации широко используют механизмы информационного воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание в целях нагнетания межнациональной и социальной напряженности, разжигания этнической и религиозной ненависти либо вражды, пропаганды экстремистской идеологии, а также привлечения к террористической деятельности новых сторонников. Такими организациями в противоправных целях активно создаются средства деструктивного воздействия на объекты критической информационной инфраструктуры.

Заметим, что в России в соответствии с Указом Президента от 15 мая 2009 г. N 549 создана и действует Комиссия при Президенте по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Постановление Правительства России от 30 декабря 2015 года №1493 утверждена государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016–2020 годы». Госпрограмма состоит из пяти разделов и ориентирована на все социальные слои и возрастные группы граждан России при сохранении приоритета патриотического воспитания детей и молодёжи. Функции координатора при реализации госпрограммы возложены на Росмолодёжь. 4 января 2016 г. Президент подписал Указ о назначении советником по вопросам интернета основателя Liveinternet и руководителя Института развития интернета Г. Клименко. Деятельность Комиссии, ход реализации госпрограммы и деятельность советника Президента по вопросам интернета целесообразно рассмотреть на отдельном семинарском занятии на основе самостоятельно подготовленных студентами презентаций аналитического характера.

В Доктрине определен определенный четкий порядок приоритетности направлений обеспечения информационной безопасности, причем такой приоритет задачи обеспечения информационной безопасности распространен на все основные направления деятельности общества - область обороны, области государственной и общественной безопасности, экономическая сфера, области науки, технологий и образования, области стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства, в рамках которой должна быть, в частности, в качестве превентивной меры предотвращения угроз информационной безопасности России решена задача развития национальной системы управления российским сегментом сети "Интернет". В отличие от Доктрины 2000 г. в документе сделан гораздо больший акцент на необходимости обеспечения устойчивого и бесперебойного функционирования критической информационной инфраструктуры Российской Федерации.

Доктрину впервые раскрывает состав системы обеспечения информационной безопасности страны, которая определяется Президентом Российской Федерации. Организационную основу системы составляют: Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство, Совет Безопасности, федеральные органы исполнительной власти, Центральный банк, Военно-промышленная комиссия, создаваемые Президентом и Правительством межведомственные органы, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, органы судебной власти, принимающие в соответствии с российским законодательством участие в решении задач по обеспечению информационной безопасности.

В качестве участников системы обеспечения информационной безопасности определены собственники объектов критической информационной инфраструктуры и организации, эксплуатирующие такие объекты, средства массовой информации и массовых коммуникаций, организации денежно-кредитной, валютной, банковской и иных сфер финансового рынка, операторы связи, операторы информационных систем, организации, осуществляющие деятельность по созданию и эксплуатации информационных систем и сетей связи, по разработке, производству и эксплуатации средств обеспечения информационной безопасности, по оказанию услуг в области обеспечения информационной безопасности, организации, осуществляющие образовательную деятельность в данной области, общественные объединения, иные организации и граждане, которые в соответствии с законодательством РФ участвуют в решении задач по обеспечению информационной безопасности.

В измененной редакции представлены принципы деятельности государственных органов по обеспечению информационной безопасности страны. К их числу отнесены законность общественных отношений в информационной сфере и правовое равенство всех участников таких отношений, основанные на конституционном праве граждан свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом; конструктивное взаимодействие государственных органов, организаций и граждан при решении задач по обеспечению информационной безопасности; соблюдение баланса между потребностью граждан в свободном обмене информацией и ограничениями, связанными с необходимостью обеспечения национальной безопасности, в том числе в информационной сфере; достаточность сил и средств обеспечения информационной безопасности, определяемая в том числе посредством постоянного осуществления мониторинга информационных угроз; соблюдение общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации, а также российского законодательства.

Определенные изменения коснулись и определения задач государственных органов в рамках деятельности по обеспечению информационной безопасности. Они формулируются как действия по обеспечению защиты прав и законных интересов граждан и организаций в информационной сфере; оценка состояния информационной безопасности, прогнозирование и обнаружение информационных угроз, определению приоритетных направлений их предотвращения и ликвидации последствий их проявления; планированию, осуществлению и оценке эффективности комплекса мер по обеспечению информационной безопасности; организации деятельности и координация взаимодействия сил обеспечения информационной безопасности, совершенствование их правового, организационного, оперативно-разыскного, разведывательного, контрразведывательного, научно-технического, информационно-аналитического, кадрового и экономического обеспечения; выработке и реализации мер государственной поддержки организаций, осуществляющих деятельность по разработке, производству и эксплуатации средств обеспечения информационной безопасности, по оказанию услуг в области обеспечения информационной безопасности, а также организаций, осуществляющих образовательную деятельность в данной области.

Впервые в Доктрине представлен перечень задач государственных органов в рамках деятельности по развитию и совершенствованию системы обеспечения информационной безопасности. Они определены как деятельность по укреплению вертикали управления и централизация сил обеспечения информационной безопасности на федеральном, межрегиональном, региональном, муниципальном уровнях, а также на уровне объектов информатизации, операторов информационных систем и сетей связи;  совершенствованию форм и методов взаимодействия сил обеспечения информационной безопасности в целях повышения их готовности к противодействию информационным угрозам, в том числе путем регулярного проведения тренировок (учений); совершенствованию информационно-аналитических и научно-технических аспектов функционирования системы обеспечения информационной безопасности; повышению эффективности взаимодействия государственных органов, органов местного самоуправления, организаций и граждан при решении задач по обеспечению информационной безопасности.

Внесение приведенного выше раздела в текст Доктрины информационной безопасности призвано расширить уже существующую в России практику, связанную, в частности с деятельностью созданной согласно Указа Президента РФ от 15.01.2013 г. № 31с государственной системы обнаружения, предупреждения и ликвидации последствий компьютерных атак на информационные ресурсы Российской Федерации; структурного подразделения Главного управления безопасности и защиты информации Банка России – Центра мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере, Аппаратно-программного комплекса «Безопасный город», включающего в себя комплекс систем управления имеющимися рисками возникновения чрезвычайных ситуаций, характерными для конкретной административной территории, или системы распределенных по территории страны кризисно-ситуационных центров.

Примечателен факт выдвижения в Доктрине новой задачи деятельности государственных органов по выработке и реализации мер государственной поддержки организаций, осуществляющих деятельность по разработке, производству и эксплуатации средств обеспечения информационной безопасности, по оказанию услуг в области обеспечения информационной безопасности, а также организаций, осуществляющих образовательную деятельность в данной области. Таким образом в сфера национальных интересов была распространена не только на деятельность производственных компаний, но и оказывающих услуги в области обеспечения информационной безопасности.

Предусматривается реализация Доктрины на основе осуществления отраслевых документов стратегического планирования. В целях их актуализации Совет Безопасности определяет перечень приоритетных направлений обеспечения информационной безопасности на среднесрочную перспективу с учетом положений стратегического прогноза Российской Федерации.  Результаты мониторинга реализации Доктрины отражаются в ежегодном докладе Секретаря Совета Безопасности Президенту страны о состоянии национальной безопасности и мерах по ее укреплению.

Главная отличительная черта Доктрины информационной безопасности 2016 г. от Доктрины 2000 г. заключается в безусловном приоритетном внимании обеспечению именно государственной и общественной безопасности. Доктрина   отражает современное состояние информационной безопасности в России и дает конкретные ответы на наиболее актуальные проблемы и информационные угрозы, направленные на все сферы деятельности российского общества, что несомненно придает документу чрезвычайную политическую актуальность.  Изложенные в Доктрине 2016 г. требования к отечественной информационно-коммуникационной сфере в полной мере адоптированы к реальной ситуации внешних условий развития отечественного IT-сектора с точки зрения насущности его скорейшего выхода на максимальное импортозамещение в интересах повышения надежности и безопасности критически важной инфраструктуры России и противодействия все более изощренным и масштабным кибератакам из-за рубежа. Ликвидация зависимости от иностранных информационных технологий рассматривается как составная часть стратегии информационной безопасности России.

С другой стороны, в документе отражены и актуальные для граждан страны понятия «сайт», «Интернет», «личная информационная безопасность», учтен реально достигнутый в России уровень развития информационно-коммуникационных технологий. Значительное внимание в Доктрине 2016 г. уделено защите частной жизни российских граждан в ходе обработки персональных данных с использованием информационных технологий и вопросам формирования культуры их личной информационной безопасности.

Сформулированное в Доктрине требование увеличения доли продукции отечественной отрасли информационных технологий в валовом внутреннем продукте, а также в структуре экспорта страны реально осуществимо и отвечает современному состоянию российской информационно-телекоммуникационной отрасли и потенциальным возможностям ее ускоренного развития. Известны примеры поставок конкурентоспособных с западными аналогами средств защиты информации на Кубу и во Вьетнам, прорабатываются возможности их экспорта в Венесуэлу и Никарагуа.

В Доктрине 2000 г. обозначены перспективы возрастания влияния информационных технологий на национальные интересы страны. В Доктрине 2016 г. они представлены как неотъемлемая часть всех сфер жизни российского общества. В Доктрине 2000 г. обоснованно сделан прогноз о потенциальных угрозах информационной безопасности страны со стороны кибератак из-за рубежа, в Доктрине 2016 г. в полной мере учтен опыт таких практически имевших место в последние годы преступных действий.

Важным аспектом является включение в текст Доктрины задачи противодействия блокированию деятельности государственных средств массовой информации по информированию российской и зарубежной аудитории при акцентировании необходимости поддерживать и укреплять государственные СМИ, доводящие до российской и международной общественности достоверную информацию о государственной политике Российской Федерации.

Доктрина не является нормативно-правовым актом прямого действия, но определяет основные направления развития стратегии Российской Федерации в информационной сфере на ближайшие годы и служит основой для совершенствования правового, методического, научно-технического и организационного обеспечения информационной безопасности страны. В русле предусматриваемых Доктриной мер по противодействию посягательств на информационный суверенитет России, Федеральной службы безопасности РФ, в частности, официально распространила в декабре 2016 г. предупреждение о планах иностранных спецслужб использовать хакеров для дестабилизации российской финансовой системы. Буквально на следующий день после утверждения Президентом Доктрины 6 декабря 2016 г. были опубликованы внесенный ФСБ РФ на рассмотрение Государственной думы проект Федерального Закона «О безопасности критической информационной инфраструктуры Российской Федерации», который  устанавливает организационные и правовые основы обеспечения безопасности отечественной критической информационной инфраструктуры Закон  принят Госдумой 12 июля 2017 г. и одобрен Советом Федерации 19 июля 2017 г. и предусматривает, в частности, уголовную ответственность до 10 лет лишения свободы за создание программ для кибератак на инфраструктуру страны.

В Доктрине 2000 г. констатируется недостаточность развитости в стране правового регулирования сферы информационных технологий и информационной безопасности. В связи с активным формированием за период, прошедший с момента принятия документа в 2000 г., российского информационного законодательства, в Доктрине 2016 г. упоминание данной проблематики не содержится. Исключены также отдельные разделы об обеспечении информационной безопасности РФ в сфере духовной жизни, в общегосударственных информационных и телекоммуникационных системах, в правоохранительной и судебной сферах, характеризующие положения государственной политики обеспечения информационной безопасности РФ и угрозы, связанные с негативными действиями органов власти. Проблематика международного сотрудничества Российской Федерации в области обеспечения информационной безопасности отдельно не рассматривается, но затрагивается в части документа, где идет речь об основных направлениях обеспечения информационной безопасности в области стратегической стабильности и равноправного стратегического партнерства.

Проблематика, связанная с обеспечением информационной безопасности России отражена также в утвержденной Президентом России В.В. Путиным 26 декабря 2014 г. новой редакции Военной доктрины РФ, первоначальный текст которой был утвержден Указом Президента 5 февраля 2010 г. Уточнение Доктрины было проведено во исполнение решения Совета Безопасности России от 5 июля 2013 г. Внесённые в документ изменения были одобрены на совещании Совбеза19 декабря 2014 г. [8]

В новой редакции Военной доктрины отражена приверженность Российской Федерации к использованию для защиты национальных интересов страны и интересов ее союзников военных мер только после исчерпания возможностей применения политических, дипломатических, правовых, экономических, информационных и других инструментов ненасильственного характера. К основным внешним военным опасностям отнесено в том числе использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности.

В числе основных внутренних военных опасностей указана деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества. При анализе характерных черт и особенностей современных военных конфликтов обращено внимание на комплексность применения военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций.

В Военной доктрине сформулированы основные задачи Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов, среди которых – создание условий, обеспечивающих снижение риска использования информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств и представляющих угрозу международному миру, безопасности, глобальной и региональной стабильности. В документе также отмечается важность развития сил и средств информационного противоборства; качественного совершенствования средств информационного обмена на основе использования современных технологий и международных стандартов, а также создание единого информационного пространства Вооруженных Сил, других войск и органов как части информационного пространства Российской Федерации.

Министерство обороны предприняло ряд важных шагов по реализации положений Военной доктрины 2010 г., касающихся задач обеспечения информационной безопасности российских вооруженных сил. 14 января 2014 г. Министр обороны Российской Федерации С.К. Шойгу подписал приказ о создании в составе Генерального штаба ВС России кибернетического командования, основная задача которого заключается в защите от несанкционированного вмешательства в электронные системы управления России.

Первыми такие войска появились в армии Соединенных Штатов. В 2006 г. на базе 688-го крыла радиоэлектронной разведки США было сформировано экспериментальное оперативное командование по отражению кибернетических угроз. кибернетическое командование появилось 23 июня 2009 г. Согласно приказу занимавшего тогда пост министра обороны США Р. Гейтса, на такое особое подразделение армии США была возложена ответственность за безопасность военных информационных сетей. В 2010 г. Пентагон придал ему статус постоянного командования при Генеральном штабе. В настоящее время в составе кибервойск США находятся восемь крупных бригад. США первыми в 2010 г. провели реальную боевую операцию с помощью этих войск, когда хакерской атаке подверглись ядерные объекты Ирана, в частности Бушерская АЭС с применением разработанного Пентагоном в кооперации с Израилем компьютерного вируса «Стакснет».

Выступая 22 февраля 2017 г. на "правительственном часе" в Госдуме министр обороны генерал армии С.К. Шойгу сообщил о создании в Вооруженных силах России войск информационных операций – специального формирования российской армии, основными задачами которого являются управление и защита военных компьютерных сетей, российских военных систем управления и связи от кибератак и надежное прикрытие проходящей по ним информации. Войска информационных операций призваны осуществляют координацию и интеграцию операций, проводимых киберподразделениями, экспертизу кибернетического потенциала Минобороны России и расширяют возможности его действий в кибернетическом пространстве. Отвечая на вопрос одного из парламентариев о необходимости воссоздания в российской армии управления контрпропаганды, министр обороны ответил, что созданные войска информационных операций гораздо эффективнее и сильнее того управления, которое действовало в советской армии. По словам С.К. Шойгу, пропаганда должна быть умной, эффективной и грамотной [9]. (Обратим внимание на употребленный Министром обороны термин – «пропаганда»). Согласно имеющимся оценкам, по уровню развития кибервойск Россия может входить в топ-5 государств мира наряду с США, Китаем, Великобританией и Южной Кореей.

Управление пресс-службы и информации Минобороны России выполняет одновременно роль пресс-службы и центра по производству медиа-контента. Сайт министерства ведется на русском, английском, испанском и французском языках. Аккаунты в соцсетях (Facebook, Instagram, Youtube, Twitter, Вконтакте) на русском и английском. Минобороны курирует медиагруппу «Звезда», в которую входят федеральный телеканал и радиостанция с аналогичным названием, типография и газета «Красная Звезда». Создаются собственное информагентство и киностудия.

Список литературы:

  1. Учебное пособие «Информационная политика России» Меньшиков П.В. Информационная политика России: учеб. пособие / П.В.Меньшиков. — М.: МГИМО-Университет, 2017. — 214 с.
  2. Интервью заместителя Секретаря Совета Безопасности РФ О.В. Храмова. 2017. 22 мая // Официальный сайт Совета Безопасности Российской Федерации. URL: http://www.scrf.gov.ru/news/allnews/2218/ (дата обращения: 21.12.2017).
  3. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации // Информационный портал Ассоциации производителей, разработчиков и консультантов по информационной и стратегической безопасности. URL: http://inforprom.ru/docs/act_3.pdf (дата обращения: 21.12.2017).
  4. Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 с изменениями и дополнениями в редакции Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. № 24. // Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/14927 (дата обращения: 21.12.2017).
  5. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. // Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/424 (дата обращения: 21.12.2017).
  6. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации // Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/40391/page/1 (дата обращения: 21.12.2017).
  7. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации // Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41460 (дата обращения: 21.12.2017).
  8. Военная доктрина Российской Федерации // Официальный сайт Президента России. URL: http://www.kremlin.ru/events/president/news/47334 (дата обращения: 01.08.2017).
  9. Шойгу объявил о создании в РФ войск информационных операций. // NEWSru.com: ежедн. интернет-изд. 2017. 22 фев. URL: http://www.newsru.com/russia/22feb2017/infoarm.html (дата обращения: 21.12.2017).

 

RELEVANT ASPECTS TO ENSURE INFORMATION SOVEREIGNTY OF RUSSIA

Dr. Petr W.Menshikov, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of Public Relation, MGIMO MFA Russia.

MGIMO 119454, Moscow Vernadsky Prospekt, 76

Abstract: the article analyzes the problems associated with the task of providing information sovereignty of the Russian Federation, especially in respect to post-2014 terms of a new political reality in the context of information policy of Russia at the present stage.

Key words: information sovereignty, information security, critical information structure, media policy, public information policy, political communication.