Журнал «Международные коммуникации»

Издание Факультета международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

№3(12)

Медийная политика

Парламентский дискурс и современная медийная политика: эволюция в исторической ретроспективе

Меньшиков Петр Витальевич
к.ист.н., доцент, и.о. заведующего кафедрой «Реклама и связи с общественностью»
МГИМО МИД России.
119454, Москва, проспект Вернадского, 76.
E-mail: p.menshikov@odin.mgimo.ru

Юсупова Елена Евгеньевна
к.ист.н., доцент кафедры Международной журналистики
МГИМО МИД России.
119454, Москва, проспект Вернадского, 76.
E-mail: usupova_e_e@mgimo.ru

Аннотация: С трансформацией института парламентаризма в инструмент лоббирования интересов политических, социальных или экономических властных групп именно характер их взаимоотношений, а не парламентская дискуссия в интересах всего общества определяет степень достижимости компромиссов и характер заключаемых коалиций. Коммуникационная, медийная политика как управленческая функция современного государства по управлению общественным сознание общества заменила парламентский дискурс, который все более выступает в качестве некоего исторического анахронизма медийной политики нашего времени.

Ключевые слова: парламент, парламентаризм, медийная политика, парламентский дискурс.

Анализ соотношения понятий и практики парламентского дискурса и государственной информационной политики невозможно без анализа исторических и концептуальных основ становления принципов парламентаризма в процессе исторической ретроспективы их эволюции.

Принципы парламентаризма за многовековую историю эволюции претерпели довольно значительные изменения. В отечественной специализированной литературе принято исходить из четырех основных этапов развития парламентаризма в общей исторической ретроспективе изучения данного общественно-политического феномена. Первый этап относится к периоду зарождения принципов народного представительства в античном и древнем мире. Второй связан с обретением парламентами функций государственных форумов (ХII–ХVII века). Третий – этап закрепления за парламентом функций государственного института (ХVII-ХIХ века). Буржуазные революции в ведущих странах Западной Европы открывают путь проведению общенациональных выборов в парламенты, которые наделяются законодательными и контрольными полномочиями.

Четвертый, современный этап берет свое начало условно с наступлением ХХ века. При этом совершенствование парламентских форм государственного управления в современном мире вполне успешно уживается с конституционно-монархическими формами государственного устройства, при которых монархия является скорее формальной данью историческим традициям, а парламенту принадлежит решающая роль в определении стратегии развития страны (Великобритания, Норвегия, Бельгия, Швеция).

Представляя собой особую систему управления государством, в основу которой положен принцип разделения властей, верховенства закона и центральной роли парламента, что в своей совокупности является средством реализации конституционной нормы полновластия народа, парламентаризм в своем историческом развитии прошел длительный многовековой путь становления, сформировав в ходе исторического процесса специфическую систему институтов, норм и практик, которые, с одной стороны, направлены на обеспечение представительства различных слоев и категорий населения в законодательных органах власти, придания всей системе государственного управления демократического характера и, с другой, посредством реализации суверенитета народа как источника государственной политической власти выполняет функцию ее легитимации.

Сам термин изначально происходит от старофранцузского слова «parlement», производного от глагола «parler» – говорить, вести беседу, и означает в переводе «разговор», «собрание», определения, уходящие своими корнями в заимствованное из латинского языка слово с аналогичной смысловой нагрузкой «parlamentum». Первое дошедшее до нашего времени такое упоминание во французском варианте понятие датируется 12 веком и связано с собраниями франкских королей. Впоследствии оно использовалось для обозначения высших судов французских провинций и города Парижа, которые выступали в качестве некоей апелляционной инстанции для рассмотрения жалоб в отношении решений монарха и состояли из назначавшихся королем членов. Их появление относится к 1260 г. – периоду правления Людовика IX. Абсолютистский характер монаршей власти такие «парламентские» ассамблеи не затрагивали никоим образом и были упразднены впоследствии в ходе Великой французской революции вместе с самим монархическим режимом.

Практически параллельно по временным рамкам понятие «парламент» вошло в политический лексикон того времени в Британии. Так именовались принятые в 13 веке встречи короля с представителями сословий – «parliamentum». Ставшее со временем устойчивым термином словосочетание «король в парламенте» (Kingin Parliamentum) означало беседу монарха с придворными советниками, в более позднее время – с представителями сословий.

В лингвистике немецкого языка термин «Parlament» употреблялся довольно продолжительное время – практически до середины девятнадцатого века - исключительно как иностранный термин, перенятый из французского и английского языков, прежде чем стал подлинно немецким лексическим понятием, преимущественно в форме прилагательного (например, «парламентское правительство»). Примечательно, что немецкое понятие парламентаризма первоначально не содержало ничего позитивного и применялось, как правило, лишь в контексте презрительной по своему характеру критики самого принципа парламентаризма и деятельности основанных на нем представительных органов. Такая ситуация, однако, продолжалась по историческим меркам относительно короткое время и термин обрел свое нейтральное звучание в качестве обозначения государственной системы управления, в которой парламент играет весьма значительную роль.

Английский парламент является классическим примером исторического формирования целостной модели современного парламентаризма. Он был учрежден в эпоху правления Генриха Ш в период гражданской войны в 1265 г. Но истоки парламентаризма имеют гораздо более глубокие корни, упоминания о них, как и первые исторические подходы к разработке современной теории разделения властей содержатся в трудах мыслителей античной эпохи Аристотеля, Эпикура, Полибия. Органы народного представительства в различных формах существовали в древнем мире – народные собрания в городах античной Греции и Рима. В античной Спарте в VIII в до н.э. действовал более 800 лет прообраз политико-правовой теории и практики, основанной на принципе конституционного разделения властей. Аналогичные исторические свидетельства относятся к периоду существования империи Ахеменидов в VI-IV веках до н. э. на территории Передней Азии и северо-восточной Африки. Принцип разделения властей между консулами, сенатом и народным собранием (комицией) содержится в конституции Римской республики.

Аристотель характеризовал государство как сообщество людей, граждан, которые определяют способ социального бытия человека. В трудах древнеримского историка, одного из самых известных писателей античности Тацита (середина 50-х — около 120 года) содержатся упоминания о народных собраниях, участники которых своими решениями накладывали определенные рамки на решения правителей германских племен. Аналогичные форумы имели место у англосаксов в период Римской империи, у скандинавских народов, в датской колонии Исландии, где в 930 г. н.э. был созван первый парламент Европы – Альтинг.

Во Франции, в провинциях страны, прообразы органов народного представительства появились в 1230 г.; первый парламент – Генеральные штаты был созван королем Филипом IV Красивым в 1302 г. в целях консолидации усилий трех сословий – духовенства, дворянства и горожан для противодействия вмешательства папы римского во внутренние дела Франции. В средние века сословно-представительная система имела место в Испании (кортесы).

В Древней Руси имели место институты прямого народного участия в управлении государственными делами Киевско-Новгородской Руси (вече). В XVI - XVII вв. при правлении Ивана IV, Федора I, Бориса Годунова, в период Смуты, а также при царях Михаиле и Алексее Романовых в России формируются и действуют Боярские думы и Земские соборы, являвшиеся органами сословного представительства. К концу XVII столетия институт Земских соборов ликвидируется. Петр I, отрицая принципы парламентаризма, закладывает основы введения в последствии на Руси представительной системы, которые появятся в екатерининскую эпоху в форме институтов представительства сословий дворянства, позднее купечества. В результате реформ Александра II в России учреждается земство - всесословное представительство на уровне уездов и губерний. В 1870 г. формируются городские сословные представительные учреждения - органы городского самоуправления. 27 апреля 1906 г. начинает свою работу первый российский общенациональный парламент - I Государственная Дума Вплоть до 1917 г. были избраны четыре Государственных Думы.

В XVII веке Джон Локк, английский педагог и философ, представитель эмпиризма и либерализма, формулирует в ее целостном виде концепцию принципа верховенства законодательной власти и ее носителя – парламента в системе разделения властей. В XVIII веке французский философ и литератор эпохи Просвещения Шарль Луи Монтескье развивает эту концепцию, подчеркивая, что в каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского, под которой подразумевает власть судебную[1]. На рубеже XIX-XX веков один из наиболее почитаемых и поныне в Китае политических деятелей Сунь Ятсен разрабатывает еще один вариант ветвей власти, подразделяя их на законодательную, исполнительную, судебную, контрольную и экзаменационную (исходя из практиковавшейся в стране формы назначения государственных служащих на экзаменационной основе).

В Конституции США 1787 г. классическая модель разделения властей дополняется ее вертикальным измерением разграничения полномочий между центральной федеральной властью и властью субъектов федерации – штатов, а также включением в нее системы checks and balances - сдержек и противовесов. В принятой во Франции в 1789 г. Декларации прав человека и гражданина, являющейся и в настоящее время неотъемлемой составной частью действующей Конституции Французской Республики, подчеркивается, что «общество, где ... нет разделения властей, не имеет Конституции»[2].

Со временем понятие «парламентаризм» приняло во всех языках цивилизованного мира сходное значение термина, обозначающего движение, пытавшееся в ходе исторического процесса установить или укрепить роль парламентских органов в системе государственной власти и управления. Парламентаризм все более обретал современные формы народного представительства в качестве отдельной самостоятельной ветви власти – законодательной. В любом случае, ведя свое происхождение от изначально присущего термина «parlement» смысла, парламентаризм, трансформировался в понятие, неотделимое от принципа имплементации в практике исполнения властных функций механизмов народного представительства. Тот или иной позитивный или негативный характер, придававшийся данному термину на протяжении прошедших восьми с четвертью веков его истории, что в ряде случаев приобретало порой весьма драматический характер, обуславливался конкретным контекстом исторических условий в каждом отдельном государстве на каждом отдельном историческом этапе их политической эволюции и той ролью, которую сами парламенты играли в процессах принятия конкретных политических решений.

Становление парламентаризма, таким образом, имеет непосредственное отношение к истории формирования и эволюции политических систем в различных странах мира и обусловлено той ролью, которую играл в них сам институт парламента. Каждое современное государство имеет собственную, во многом уникальную историю развития парламентаризма. Хотя и принято считать, что в историческом плане первенство в этом процессе принадлежит Англии, затем называется Франция, впоследствии, с известным временным отрывом – Германия, царская Россия, США и все другие страны цивилизованного мира.

Британия считается исторической родиной институализации парламентаризма в подлинном узко смысловом значении данного понятия в качестве обозначения системы государственного управления с центральным значением органа народного представительства. Это протяженный по времени процесс становления парламентской системы, который в итоге продолжительной цепи взаимосвязанных и взаимозависимых исторических событий привел к трансформации Палаты общин («House of Commons») в центральное звено властной структуры на Британском острове.

В англосаксонские времена короли начали собирать узкий круг советников, т.н. «Witenagemont», совет знати в англосаксонских королевствах VI–XI веков. История становления парламентаризма в Британии — это история перманентно кардинально меняющихся взаимоотношений прямого противодействия и поиска взаимоприемлемых решений между монархом, знатью и городскими общинами, получившими от феодальных правителей права на самоуправление. С появлением британской феодальной системы в одиннадцатом веке был создан Совет короля («Curia Regis») как первый известный прообраз будущего парламента.

5 июня 1215 г. в итоге конфликта короля Иоанна Безземельного, его брата Ричарда Львиное Сердце и баронами в Англии была принята Великая хартия вольностей, от которой берет свое начало многовековая традиция британского парламента. «Хартия Великой Свободы», как прообраз некой конституции либерального конституционного государства, ограничивала королевское всемогущество в пользу дворянства, создавала основу для прекращения королевского произвола и начало перехода к верховенству закона. Ее краеугольное положение - существует норма права без народного правления, но нет демократии без верховенства закона. Все 63 статьи Хартии могут быть объединены в одном предложении: суверен не выше, а по закону.

Церкви была гарантирована независимость от короны. Декларировалось участие представительских сословий в распределении сборов и налогов. В «Magna Charta» 1215 г. Curia Regis закрепила за собой собственные компетенции, в частности, право быть выслушанной при решении вопросов, связанных с планами повышения налоговых ставок. Провозглашалось, что ни один свободный человек не должен быть заключен в тюрьму или лишен, или подвергнут остракизму или изгнан, кроме как законным судом своих сверстников или по закону земли. Гарантировалась свобода передвижения - будущем всем должно быть позволено покинуть наше королевство и вернуться свободно и безопасно, сказано в Хартии.

До настоящего времени Хартия считается самым важным английским конституционным законом, частью современного английского права. Безусловно, практически все положения изначального текста Хартии были отменены или заменены с течением времени, так что сегодня они имеют исключительно историческое и символическое значение. Потребовалось почти шесть столетий, чтобы в Основном законе США, самой старой из действующих ныне в мире конституций, в их современном виде были воплощены идеи Великой хартии вольности.

В тринадцатом веке действовавший в тот период Большой совет («Great Council») расширяется до формата известной степени представительства всех основных сословий. Следствием гражданской войны 1258-1267 гг. в период царствования Генриха Ш в 1265 г. возник некий прообраз парламента в форме собрания представлявших графства рыцарей и представителей городских коммун, преобразованный в 1295 г. в постоянно действующий «Образцовый парламент».

В следующем столетии представители городского населения (т.н. «Commons») начинают на постоянной основе привлекаться к «parliamentumu» – на современном политическом языке – к регулярно проводимым консультативно-совещательным встречам с королем. Происходит формирование на базе Great Council двухпалатного парламента с верхней и нижней палатами («House of Lords» и «House of Common», 1343 г.) как органа действительно довольно широкого народного представительства и известными постоянно растущими полномочиями, преимущественно при принятии решений по бюджетной тематике. Парламент стал также высшим судом по политическим делам.

Последующая история формирования парламентаризма в Британии неразрывно связана с изменчивыми историческими событиями, происходившими в этой стране. Парламент и монарх зачастую выступали прямыми антагонистами с диаметрально противоположными точками зрения. Следствием чего, стала, в частности, гражданская война в семнадцатом веке.

Во втором десятилетии ХVII века в Англии складывается новое соотношение сил, представленных в палате лордов и в палате общин. Значительно усаливаются претензии со стороны сформировавшейся в палате общин буржуазной оппозиции, иметь право голоса при определении основных параметров внутренней и внешней политики страны. По своей сути классовый конфликт между лагерем буржуазии и нового дворянства и феодальной монархией принимает форму конституционного конфликта между королем и парламентом, в разгар которого в 1628 г. Парламент Британии направляет королю Карлу I "Петицию о праве", в которой содержится призыв к прекращению произвола со стороны королевской власти и администрации при сборе налогов, не установленных парламентом, произвольной смене судей и создании большого числа монополий, ущемляющих свободу торговли. В адрес монарха выдвигаются обвинения в задействовании практики внесудебной расправы, попрания норм гарантий личной свободы граждан, в частности, решений короля Эдуарда III о защите права частной собственности на землю от покушения на нее со стороны королевских чиновников. Выдвигаются требования, чтобы никто не принуждался платить налог, сбор или приношение в английскую казну "без общего согласия, данного актом парламента"; ни один человек не заключался в тюрьму за отказ платить незаконные налоги; солдаты и матросы не размещались на постой в дома граждан; никакие лица не наделялись особыми полномочиями для придания граждан смерти «противно законам и вольностям страны».

Принятая и утвержденная Карлом I, «Петиция о праве» становится законом. Однако 10 марта 1629 г. Возникает государственный кризис: после того, как парламент осудил произвольное распределение королем бенефициаров англиканскому духовенству Карл I, распускает нижнюю палату и не созывает более парламент вплоть до 1640 г. В условиях полного произвола монаршей власти в 1640 г. против королевского деспотизма восстала Шотландия. Английские войска потерпели поражение, война привела к финансовому банкротству. Нуждаясь в субсидиях, король снова созывает парламент, который вошел в историю под названием Короткого (работал с 13 апреля по 5 мая 1640 г.). Однако палата общин отказала королю в деньгах и потребовала проведения реформ, исключающих возможность злоупотребления правами и прерогативами парламента. Ответом Карла I был новый роспуск парламента, однако, положение королевской власти после этого стало еще более критическим. В ноябре 1640 г. король был вынужден собрать новый парламент. В 1642 г. начинается гражданская война между армией монарха и воинскими формированиями сторонников парламента. В тех районах, где парламентские войска одерживали победу, устанавливались практически республиканские формы правления. В 1649 г. война заканчивается поражением королевской армии и казнью Карла I. В итоге бурных событий прошедших десятилетий, ознаменовавшихся довольно ожесточенным противостоянием и открытой борьбой монархии с парламентом, созванный в Англии в ноябре 1640 г. парламент просуществовал в стране до 1653 г. и остался в истории Британии под названием Долгого. С его деятельности начинается важнейший этап в эволюции парламентаризма и самой истории политической системы Англии - конституционный.

Парламенту и в дальнейшем не раз приходилось сдавать отвоеванные ранее позиции, лишаться обретенных ранее компетенций, но он всегда оставался важнейшим институтом политической системы Британии, хотя и с заметно менявшимся принципом народного представительства. В любом случае, с точки зрения исторического процесса в целом, именно парламент оказался в итоге в выигрыше от всех перипетий становления своей роли в политической жизни страны.

Особое место в эволюции принципов парламентаризма отводится принятому 23 октября 1689 г. в итоге т.н. «Glorious Revolution» Биллю о правах – «Bill of Rights», юридически закрепившему в тринадцати вступивших в силу в декабре 1689 г. статьях достижения Славной революции – одному из наиболее значимых документов эпохи Просвещения, провозгласившего новые нормы права касательно политической системы и государственного устройства страны, нашедшие впоследствии свое отражение в конституциях целого ряда государств, в первую очередь, США и Франции.

Парламентский суверенитет стал важнейшим завоеванием Славной революции, ознаменовав конец конфликта между католической династией Стюартов и протестантским парламентом. Уход династии Стюартов и последующее воздвижение на трон протестанта из Нидерландов Вильгельма III и его жены сопровождался удовлетворением ряда конституционных требований британского парламента. Билль о правах 1689 г. покончил с абсолютистским правлением в Великобритании и учредил конституционную монархию, провозгласив и закрепив основные неотъемлемые гражданские права и свободы – свобода выбора, свобода слова, налоговое право. Провозглашалось – без одобрения парламента королевская власть не может отменять закон. Были закреплены отказ от специальной церковной юрисдикции в стране, недопустимость применение вооруженных сил без одобрения парламента, введен институт присяжных при рассмотрении обычных дел в судах, исключение католической династии Стюартов из правопреемственности при вступлении на британский престол.

Билль о правах установил законодательную власть парламента и наделил индивидуумов правосубъектностью. Обязательное парламентское одобрение решений по вопросам системы налогообложения в стране посредством налогового законодательства было окончательно закреплено и более не подвергалось отмене на протяжении почти трехсот тридцати лет вплоть до нашего времени.

В восемнадцатом веке с объединением британского и шотландского парламентов окончательно оформляется принцип парламентского суверенитета, концентрации парламентом Британии всей гаммы властных полномочий. House of Common трансформируется в важнейший компонент парламента, построенного по двухпалатной системе, что напрямую обуславливается процессами ширящейся промышленной революции и закономерной потерей политического влияния House of Lords как органа представительства британской аристократии. К девятнадцатому веку практика King in Parliamentum окончательно обретает свою нынешнюю ритуальную форму отдания дани уважения историческому прошлому периода зарождения принципов парламентаризма в Британии.

Беря свое начало от Великой Хартии 1215 г., согласно которой закон определяет осуществление политической власти, Билля о правах 1628 г., в соответствии с которым сбор налогов подлежит одобрению парламентом и гарантируется защита от произвольного ареста, закона habeas corpus 1679 г., который сегодня также интерпретируется как основополагающее положение о защите от содержания под стражей без суда, парламентаризм составляет основу политической идеологии современной британской Конституции.

Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии является единственным европейским государством без конституции, текст которой фиксируется в едином документе, что не означает отсутствия конституционных источников, к числу которых относятся существующие правовые положения, традиционные конвенции и принятые представления о конституционных принципах. Их, по сути, два: верховенство закона и парламентский суверенитет. Верховенство закона защищает народ от произвола правительства и заставляет парламент принимать законы о делегировании власти правительству. Законы могут быть отменены или изменены простым большинством голосов в парламенте. Специальное большинство для внесения поправок в конституцию не является необходимым, поскольку отсутствует конституционный документ.

Практика гибкого конституционного развития упрощается английской правовой традицией. Она основана на общем праве. Главная особенность традиции общего права - ориентация прецедентного права на прецеденты, то есть на стандартные решения, которые могут быть использованы для разрешения новых споров и которые могут быть дополнительно разработаны новым законодательством. Отправной точкой для юридических решений всегда является конкретный случай, а не общее правило. Шотландская традиция общего права отличается от английского языком тем, что в дополнение к элементам английского права она основывается на континентальных европейских, римско-правовых традициях, дальнейшее существование которых было гарантировано Шотландией в 1707 г. Союзом с Англией.

Второй столп британской конституции, помимо регулирования действий государства действующими законами, является парламентский суверенитет. Парламент принимает законы и контролирует только законодательство, парламент сам по себе не связан более высоким конституционным текстом. Парламент, а не народ, является автором конституции. Конституционный суд, который может пересматривать парламентские решения, не существует и немыслим без конституционного документа.

Как правило, конституции демократических государств предусматривают, что государственная власть исходит от народа, то есть, что народ является суверенным. Каково объяснение британской особенности парламентского суверенитета и каково его практическое значение сегодня? Официальные королевские прерогативы - высшее командование армией и ответственность за объявление войны, утверждение концептуальных направлений внешней и внутренней политики, право помилования и многочисленные права на назначение в системе управления страной имеют сугубо формальный статус.

Формально британские граждане являются подданными королевы и никогда не являлись носителями государственной власти в прямом смысле данного понятия, что никоим образом не умоляло значимость принципа парламентаризма в политической системе страны. Унитарное государство является прямым следствием доктрины парламентского суверенитета. Парламентский суверенитет неразделим. Хотя компетенции могут быть отнесены к региональным парламентам, например, в Шотландии, Уэльсе или Северной Ирландии, они не могут, в отличие от федеральных земель в составе Германской Федерации, ссылаться на собственное государственное качество. Все политические институты в Британии теоретически могут быть распущены большинством голосов в одни голос в Палате общин британского парламента.

Доктрина парламентского суверенитета неоднократно приводила к возникновению известных раздражителей в отношении европейской интеграции. Ряд британских ученых в области конституционного права и влиятельных политиков задолго до принятия решения о выходе Великобритании из ЕС утверждали о неправомочности с юридической точки зрения реальной передачи даже части властных полномочий из Лондона в Брюссель, поскольку доктрина парламентского суверенитета подразумевает, что английский парламент может в любое время без согласования с любым другим национальным или наднациональным властным институтом принимать новые и разные решения по всем вопросам политики.

Формирование парламентаризма на его «второй» исторической родине – во Франции – происходило в определенно иных условиях. Военное поражение французской королевской армии в сражении при Льюисе в 1264 г. привело к созданию победившими монарха баронами совета по управлению государственными делами во Франции. В 1265 г. созывается парламент с гораздо более широким представительством аристократии, клира, поместного рыцарства и посланцев крупных городов в сравнении с прежними собраниями феодалов. Эдуард I вводит в 1295 г. в постоянную практику созыв такого парламента, правда, с исключительной целью обеспечения поступления средств на ведение своих беспрерывных военных компаний. Форма абсолютизма монаршей власти на протяжении последующих четырёх столетий оставляла крайне малое пространство для институциональной интеграции сословий или корпоративных объединений в процессы выработки и принятия политических решений.

Даже глубинные революционные потрясения восемнадцатого века не имели следствием развитие парламентаризма в стране. Постреволюционный период характеризовался, скорее, противоборством с переменным успехом деспотизма и республики. Как таковые, «parlement» в своем качестве основы народного представительства при республиканском строе места в действительности практически не имели. Их место отводилось учреждаемым рядом Конституций неким корпоративным представительствам.

В конце XIII – начале XIV века во Франции союз короля и духовенства, дворян и т.н. третьего сословия, которое в действительности только и являлось плательщиком налогов, имело место в форме нерегулярного созыва исключительно в связи с важными событиями в жизни страны Генеральных штатов. В 1357 г., когда в Париже вспыхнуло восстание горожан, и король Иоанн оказался в плену у англичан, Генеральными Штатами, большинство в которых на тот момент имели представители третьего сословия выдвинули программу реформ, т.н. Великий мартовский ордонанс. Попытка получить финансовые, контрольные, законодательные полномочия окончилась безрезультатно. Восстания были подавлены. Требования Великого мартовского ордонанса полностью проигнорированы монархом. В период с 1614 г. по 1789 г. Генеральные штаты не собирались вообще.

1789 г. является крайне важной датой для становления парламентской системы в стране. Великая Французская революция 1789–1794 гг. привела к принятию осенью 1789 г. Декларации прав человека и гражданина, окончательному свержению монархии и созданию Парижской коммуны 10 августа 1792 г. и провозглашению Франции республикой 21 сентября 1792 г., в результате чего имели место установление республиканского строя, основанного на демократических принципах, формирование органов власти на основе избирательного права и принятие первых конституций, положения которых гарантировали гражданам равенство перед законом и возможность пользоваться национальными богатствами. С 1789 г. во Франции начали избирать народных представителей. В последствии как названия, так и функции органа народного представительства неоднократно изменялись.

В 1795 г. впервые учреждается двухпалатный парламент. В годы правления Наполеона (1799-1815 гг.) парламент фактически упраздняется в политической системе Франции. Его восстановление имело место в 1814 и 1830 гг. В 1814 г. после отречения Наполеона во Франции было сформировано Временное правительство из 5 сенаторов, на престол взошел король Людовик XVIII, брат казнённого Людовика XVI. В мае 1814 г. была восстановлена дореволюционной монархия. 4 июня 1814 г. обнародована королевская Хартия, установившая в стране конституционную монархию. В условиях нараставшего восстания, в июле 1830 года, король Карл X отрёкся от французского престола. Палата депутатов призвала герцога Луи-Филиппа I принять корону, 9 августа 1830 г. он был коронован, присягнув на верность новой конституционной хартии. Новая конституция была составлена депутатами, а не как предыдущая самим королем. Католичество утратило статус государственной религии. Свобода слова провозглашена без всяких ограничений. Правительство лишалось права восстанавливать в каком-либо виде цензуру. Король сохранил всю полноту исполнительной власти и осуществлял законодательную власть совместно с двухпалатным парламентом. Право законодательной инициативы, однако, принадлежало отныне не только монарху, но и обеим палатам. Палата пэров, как и ранее, формировалась лично королём. Палата депутатов избиралась населением. Активное избирательное право снизилось до возраста в 25 лет, пассивное – 30. Имущественный ценз был в целом сохранён.

Исторический путь эволюции парламентаризма во Франции наложил свой отпечаток на всю политическую систему страны вплоть до наших дней, трансформировавшись в т.н. «рациональный парламентаризм» Пятой Республики с наличием правительства с широким спектром властных полномочий в качестве сильного оппонента двухпалатного парламента, наделенного, помимо прочего, обширными полномочиями вмешательства при необходимости в компетенции национального парламента.

Весьма запоздалое, по историческим меркам, образование единого национального немецкого государства явилось главным препятствием на пути становления принципов парламентаризма в Германии. В его эволюции не прослеживается принцип исторической преемственности. В средние века имели место различные формы неких прообразов парламентских собраний, конституционные германские монархии допускали существование известных представительных органов, отдаленно напоминающих собой парламентские собрания, стандартным принципом политических систем являлось признание принципа ответственности министров перед такими парламентами, лишенными, однако, права выдвижения вотума недоверия. По факту министры были реально ответственны в своей деятельности исключительно перед своими монархами.

Аналогичный принцип был положен в конституцию Германского рейха 1871 г. Безусловно, процесс развития парламентаризма имел место, со временем германский парламент даже получил исключительное право одобрения бюджета страны. Иногда происходили весьма ожесточенные конфликты между монархической системой правления в отдельных германских княжествах и их парламентскими структурами, как, к примеру, в Пруссии в ходе конституционного конфликта 1859-1866 гг. по вопросам реформы военной системы.

Прусский конституционный или также бюджетный или военный конфликт возник в связи с военной реформой и конфликтом в вопросе разделения власти между королем и парламентом в 1859-66 годах в Королевстве Пруссия, в ходе которого король столкнулся с противодействием Палаты представителей, в частности, отказавшей ему в одобрении решения о необходимости реорганизации прусской армии и полицейских сил поддержания в стране правопорядка. В разгар конфликта 11 марта 1862 г. король распустил парламент, который был избран только в начале декабря 1861 г. после того, как парламент решил положить конец временному финансированию военных реформ. Семь дней спустя Вильгельм I уволил либерально настроенных министров и создал новое консервативное правительство.

На состоявшихся в мае 1862 г. выборах либеральная партия «Прогресс в Германии» вновь одержала уверенную победу. В сентябре 1862 г. не удалось достичь взаимоприемлемого компромисса в ходе очередного обострения отношений между парламентом и монархом, что привело к отречению Вильгельма I в пользу своего сына. 23 сентября 1862 г. Отто фон Бисмарку возглавил правительство. В своем выступлении в Палате депутатов, он подчеркнул убежденность в том, что только «кровь и железо» решат вопросы времени, поддержав проведение армейской реформы.

Первым официальным актом Бисмарка стал роспуск прусской палаты депутатов, что в новь усугубило конституционный конфликт. Бисмарк обрел в народе имидж «железного канцлера». Конституционный конфликт был лишь поверхностно связан с требованиями реорганизации прусской армии, истинная суть заключалась в стремлении наращивания более чем на одну треть численного состава (со 140 до 200 тыс. чел.) и военной мощи прусской армии. Палата представителей, которая имела право голоса при одобрении бюджета, выступила против предложений отменить ограничение всеобщего призыва в армию всего на два года и увеличение расходов на армию в первом бюджетном году (в перерасчете) с девяти до двух млн. долл., хотя впоследствии и приняла такое решение, затем добавив на военные расходы еще около пяти млн. долл. В итоге доминировавшая в палате представителей либеральная партия раскололась, из нее выделилось крыло т.н. прогрессистов, ярых противников увеличения расходов на армию, ограничения двумя годами военной повинности, роспуск всех полков, которые были воссозданы в ходе военной реформы.

В целом, палата представителей стремилась использовать свою бюджетную блокаду для расширения полномочий парламента; прогрессисты были готовы отклонять весь бюджет даже в его невоенных частях. Бисмарк сначала попытался посредничать в борьбе за власть между парламентской властью и короной путем переговоров. Он разрешил конфликт, задав следующий вопрос: как должен решаться такой конституционный спор между монархом и парламентом? Поскольку прусская конституция не давала ответа, Бисмарк интерпретировал это как «пробел в конституции». В этом случае он пришел к выводу, что в конституционно необъяснимых случаях сомневается тот, кто владел силой с помощью военных, в данном случае – монарха. Эта процедура вошла в историю как теория пробелов, с которой Бисмарку удалось одолеть сопротивление либерально настроенного парламента.

Конституционный конфликт окончательно убедил Бисмарка в отказе от политики примирения с парламентскими либералами. особенно после победы в германо-датской войне и немецкой войны 1866 года за превосходство в Германии. 3 сентября 1866 г. 230-тью голосами против 75, палата представителей принимает предложенный Бисмарком законопроект о т.н. возмещении ущерба парламенту, ретроспективно узаконивает бюджет последних лет. Взамен депутатам было обещано немецкое национальное государство, в его видении Бисмарком. Конституционный конфликт в Пруссии фактически закончился. В результате этого решения новая партия, Национальная либеральная партия, отделилась от Прогрессивной партии, поддержав Бисмарка в его национальной политике, а старая партия оставалась в резкой оппозиции премьер-министру.

Важнейшим этапом в становлении парламентской системы в Германии стал 1918 г., когда кайзер Вильгельм IIпринял т.н. Парламентский указ, повлекший изменения действовавшей в стране Конституции в направлении закрепления в ней ответственности министров перед парламентом. После окончания Первой мировой войны и конца системы монархического правления в Германии в Веймаре было избрано Национальное собрание с целью, не в последнюю очередь под давлением держав-победительниц, разработать Конституцию германского рейха. Наибольшим выгодополучателем этого процесса считался в основном класс средней буржуазии. В духе парламентской демократии предполагалось учреждение избираемого в ходе прямых выборов парламента (рейхстага) с подответственным ему правительством.

Президент рейхстага в своем качестве гаранта конституции также должен был избираться прямым голосованием и наделялся весьма широкими полномочиями, гораздо более широкими даже в сравнении с полномочиями Федерального президента ФРГ в настоящее время. Веймарская республика просуществовала исторически крайне короткий период времени. В период с 1919 по 1930 гг. сменилось 16 правительств, каждое из которых оставалось у власти в среднем не более девяти месяцев. Действовавшая система прохода политических партий в состав парламента (без ныне действующего в Германии 5-ти проц. барьера) расколола партийный ландшафт, исключив возможность создания стабильных парламентских коалиций. Веймарский период немецкие политологи характеризуют как время демократии без демократов. С избранием Гитлера рейхсканцлером стало фактическим концом Веймарской республики. Принципы парламентаризма оказались востребованными в Германии только после разгрома нацизма во Второй мировой войне.

В США возникновение парламента относится к концу восемнадцатого века. Война 1775-1783 гг. закончилась провозглашением независимости Соединенных Штатов. В ходе войны за независимость ряд штатов приняли республиканские Конституции с закреплением в них элементов парламентаризма. Конституционный процесс в целом шел на основании волеизъявления отельных штатов. Принцип двухпалатного построения парламента США основывается на опыте еще колониальных времен, когда сенат отельных штатов, а, впоследствии, и федерального государства действовал в британских традициях совещательного органа «Governor’council», а нижняя палата в своем качестве «popular branch» олицетворяла интересы народа. Принято считать, что в Европе парламенты возникали вследствие политико-правовых традиций. В США, напротив, возникновение Конгресса было обусловлено преимущественно революционной идеологией. Европейские традиции явно имели в данном контексте далеко не главное значение.

В концепции сдержек и противовесов сильный конгресс противостоит широким полномочиям президента страны. Создана система взаимного контроля и взаимного ограничения властных функций и полномочий. Весьма запоздалое, в сравнении с Европой, по времени становление парламентской системы в США, помимо прочего, имело свои определенные преимущества для формирования политической системы страны, дав возможность в полной мере учесть позитивный и негативный опыт становления принципов парламентаризма, в первую очередь, в Великобритании. Двухпалатная система построения парламента США, однако, не была воспринята в Европе. В 1789 и 1791 гг. французские Конституции закрепляли парламентскую однопалатную систему, две парламентские палаты появились лишь в Конституции Директории 1795 г.

Парламент в Швеции основан в 1465 г. В Норвегии прообраз парламента был еще в десятом веке, а в своей нынешней форме он существует с 1814 г. Избирательное право в Нидерландах введено конституциями 1798 и 1848 гг. В Италии – конституцией 1848 г., но практически лишь для ничтожной части населения страны – 3 проц. от его общей численности из-за высокого имущественного и образовательного ценза; закон о всеобщем избирательном праве был принят только в 1912 г. В Японии – в 1889 г., опять же с высоким налоговым цензом и однолетним цензом оседлости. В Австрии – в 1873 г.

Даже краткий исторический экскурс в историю формирования парламентаризма в Англии, Франции, Германии, США, других странах позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на временные совпадения отдельных событий, связанных со становлением и развитием парламентских систем в отдельных странах мира, данный процесс носит для каждого государства уникальный характер. Такая уникальность обусловлена рядом специфических причин, присущих именно каждому отдельному государству как центральному институту политической системы общества. К их числу относится специфика становления и исторической эволюции формирования государственности и национальной правовой системы, обусловивших видоизменявшиеся по мере исторического развития общества формы правления, государственного устройства, характер политических режимов в каждой отдельно взятой стране. Безусловно, имеют место определенные общие критерии, присущие парламентаризму как явлению современной политической системы в целом. Но, все же, детальный анализ данного явления требует конкретно-исторического подхода к его изучению в каждом отдельно рассматриваемом государстве современного мира.

Отдельные этапы развития национальных парламентов отнюдь не являются последовательной цепью исторических взаимообусловленных событий на пути формирования современной системы парламентаризма. Даже опоминавшаяся выше Великая Хартия – весьма красноречивый пример истории последовательных интерпретаций и реинтерпретаций закрепленных в ней постулатов.

Отдельным вопросом является влияние религиозных течений на процессы формирования парламентаризма в различных странах. В многочисленных конфликтах между монархией и парламентом религиозный вопрос практически всегда имел решающее значение. Карлу Стюарту принадлежит фраза: «Там, где нет епископа, нет царя». Монархия практически всегда боролась против парламента прибегая к церковной риторике. Англичане всегда были преимущественно протестантами. Население Ирландии, Франции, Испании – католиками. Особенно в семнадцатом веке протестанты разделились на пуритан, квакеров, пресвитерианцев, баптистов, методистов и т.д. В ходе последующих эмиграционных перемещений в направлении Северной Америки эти религиозные различия сказались на формировании специфики политической системы США, продолжая в известном смысле, свое существование и в наше время.

Парламентаризм эволюционировал по мере исторического развития национальных государств, роста численности их населения, усложнения социальных общественных структур и характера их взаимоотношений, изменений в классовой структуре общества, развития экономики, трансформаций в механизмах реализации властных функций государства. На ранних стадиях своего становления, парламенты, или их первые исторические прообразы, осуществляли преимущественно весьма ограниченные функции в сфере финансового права и представляли собой совещательные органы при монархических режимах феодальных государств.

В буржуазном государстве парламент и парламентаризм трансформируются во взаимно обуславливаемые явления государственной политической системы. На смену изначальной функции сглаживания конфликтов между властью и обществом избираемые населением структуры народного представительства трансформируются в высшие органы власти. Парламентаризм становится системой политической организации государства с четко разграниченными функциями ее законодательной и исполнительной ветвей при привилегированном положении парламента как регулярно избираемого, в силу чего, систематически обновляющего свой состав действующего на постоянной основе общенационального органа широкого народного представительства, осуществляющего свои властные полномочия за счет принятия верховных решений в форме законов.

Наиболее значимыми вехами на пути формирования современных принципов федерализма являются эволюция избирательного права в направлении его демократизации, понижение возрастного ценза (в большинстве промышленно развитых стран 18 лет), отмена гендерного ценза и ценза оседлости, сокращение практики взимания избирательного залога. Примечательно, что практика совершенствования принципов парламентаризма находится в постоянном развитии. Так, например, в 2007 г. было принято решение о преобразовании парламента Норвегии – стортинга – из двухпалатного в однопалатный с 2009 г.

На первоначальной фазе своего становления в период новейшей истории, в начале тринадцатого века в Англии парламент являлся институтом представительства дворянства и духовенства. Впоследствии он трансформировался в орган представительства интересов различных категорий населения страны. Постепенно расширялись функции парламента, выступавшего в целом ряде случаев оппонентом режиму монархии преимущественно в вопросах уплаты налогов и бюджетного права вплоть до обретения определенных полномочий и компетенций в сфере бюджетного контроля над использованием налоговых сборов.

С девятнадцатого века в Европе набирают силу процессы становления либеральной модели парламентаризма. Ее распространение на европейском континенте было исторически обусловлено возросшими экономическими и политическими интересами формировавшегося гражданского общества в этих государствах и служило инструментом борьбы со становившейся все более архаичной системой правления абсолютистской монархии, выступавшей в политическом плане все большим препятствием на пути их общественно-политического и, что крайне важно, экономического развития.

В конце девятнадцатого века на процессы эволюции парламентаризма начинает во все большей степени воздействовать фактор появления класса пролетариата, со временем также получившего свое представительство в парламентах ряда стран Европы. Несмотря на то, что рабочее движение рассматривало гражданский парламент все же преимущественно как своего главного политического противника, набиравшая темпы демократизация избирательного права, в конце концов, интегрировала в той или иной степени пролетарское массовое движение в политический процесс. Наступил этап демократического парламентаризма, который в известной степени содействовал расколу рабочего движения на социал-демократическое и коммунистическое крыло, которое и дальше отвергало парламентскую форму правления.

В некоторых политических системах возникновение демократического парламентаризма протекало непрерывно, как в Великобритании, Скандинавии или Нидерландах. В других странах имело место скачкообразное развитие в результате революционных обследований, как, например, во Франции (1973, 1830, 1848, 1875), в Германии (1848, 1918, 1945 г.) или, уже в современном нам мире, в большинстве государств Восточной Европы после прекращения существования Союза ССР и мировой социалистической системы в целом.

Исторический процесс формирования парламента от инструмента господства дворянства к классическому парламенту в его современном виде основывается в основном на изменении процесса социально-политической динамики общества, под воздействием которых шли процессы трансформации политического статус-кво, которые имели исторически обусловленный закономерный характер. Доминирование дворянства, земельной знати и духовенства в парламенте XII-XVII веков вытеснялось нарастающей политической и экономической значимости торговой, в дальнейшем, промышленной буржуазии, выходом на политическую авансцену пролетариата как класса лиц наемного труда в XVIII-XIX веках, что сопровождалось нарастанием выступлений за индивидуальные права и свободы граждан, в противоположность прежней практики защиты свобод и прав исключительно для избранных в социальном плане групп и сословий.

История формирования парламентаризма отнюдь не была процессом, лишенным многих трудностей, продвижением вперед и известными реваншами противников демократизации общественно-политической жизни и системы государственного управления, как и никогда не был прямолинейным весь процесс социально-исторической динамики развития мировой цивилизации при все же явно выраженном поступательном движении по восходящей траектории. Несмотря на значительную утерю экономической власти, духовенство и феодальная знать вплоть до середины восемнадцатого века оставалась по-прежнему довольно влиятельной силой в парламентах европейских стран. До середины семнадцатого века практически абсолютистский характер имела власть монарха даже в тех государствах, где были образованы и функционировали представительские институты на подобии парламентов.

Свою роль в эволюции парламентаризма, безусловно, сыграли выдающиеся представители эпохи Просвещения, в частности, Никколо Макиавелли в первой, француз Жан Бодин во второй половине шестнадцатого века. Спустя полвека, англичанин Томас Гоббс фактически разработал теоретические основы современной модели государственной системы, что, конечно же, имело место под воздействием в значительной степени влияния череды конфессиональных и гражданских войн в странах континента. Само государство также претерпевало обусловленные ходом исторического развития трансформации, постепенно приобретая черты, характерные для современного понятия государственности. Таким образом, представительская форма осуществления властных полномочий закономерно вытесняла из государственно-правовой сферы средневековые социально-культурные и политические властные механизмы. Пришедшая им на смену концепция государства, а также структура построения социально-культурных и социально-политических отношений были основаны на концепции суверенитета «La souverainete» Жана Бодина.

Принципиально новым в определении «La souverainete» было не только отрицание исключительного феодального права правителей, но и гарантировало правовую основу как внутренней, так и внешней независимости государства. В данной концепции были реализованы первые подходы к определению механизма реализации демократической формы представительной системы власти, разделения властей, появившиеся еще в 1649 г, когда Карл I отказался пойти на узаконивание в Англии парламента, и был свергнут политическими противниками под руководством Оливера Кромвеля. Однако парламент в Англии оставался инструментом исключительно аристократического классового интереса вплоть до 1869 г., когда был принят Билл о правах, декларировавший, помимо указанных ранее функций в области налоговой и бюджетной политики, также отмену королевской привилегии приостановить законы парламента и право на свободные парламентские выборы и свободу слова в парламенте.

Развитие парламентаризма с реальными функциями оппозиции впоследствии были продолжены с принятием закона 1694 г., в результате чего парламент должен был созываться не позднее, чем раз в три года. С 1716 г. был введен семилетний созыв. Затем последовали Закон об урегулировании 1701 г. Секретный Государственный совет короля, состоящий из 400 членов и традиционно представлявший собой важнейший исполнительный орган Британской империи, был подчинен парламентскому контролю. Прерогативные права короля как источника власти в значительной степени были существенно ограничены, парламент превратился в институт контроля власти.

Однако даже такие революционные, по масштабам того времени, преобразования в политической системе, связанные со становлением принципов парламентаризма в стране, где он фактически зародился, не привели к трансформации парламента в центральный властный институт Британии, но открыли путь к становлению плюралистической демократии и реального разделение государственной власти. В период правления Георга I (1714-1727) сэр Роберт Уолпол, первый лорд казначейства, становится первым премьер-министром Англии. В 1735 г. в британском парламенте формируется принцип занятия противоположных скамеек сторонниками и противниками правительства, что принято считать появлением первой институционализированной парламентской оппозиции.

Премьер-министр стал новым центром власти в монархии. Парламентский суверенитет после этой новой политической конструкции стал де-факто суверенитетом премьер-министра и его парламентского большинства. С 1835 года в Великобритании правительство стало фактически зависеть от доверия парламента. Без такого вотума доверия со стороны парламента ни один премьер-министр не мог остаться в должности. Премьер-министром мог стать только тот, кто помимо назначения короной имел за собой и большинство парламентариев в нижней палате. В известном смысле именно вследствие развития такой ситуации нижняя палата обрела полномочия законодательной власти. На должность премьер-министра стали выдвигаться представители промышленной и городской буржуазии, считавшиеся полномочными выразителями интересов широких слоев населения (Common People).

Формирование парламентариями исполнительной власти привело к созданию парламентской системы управления, которая со временем содействовала усилению политического участия граждан в процессе политического волеизъявления – к плюралистической демократии, типичной и для современной парламентской системы правления. Более 45-ти лет последующего опыта формирования парламентом правительства (кабинета министров) позволило окончательно оформить парламентскую систему управления в Англии. Парламентские столкновения правительственного кабинета и оппозиции привели к последующему возникновению партийной системы, «Whigs» и «Tories». Парламент окончательно оформился в качестве избираемого института народного представительства, правительство –подконтрольным парламенту институтом.

По примеру Британии, в последующие десятилетия партийная система расширилась и в других промышленно развитых государствах Европы. С середины девятнадцатого века организуются профессиональные союзы, в деятельность которых вовлекаются не буржуазные слои общества, главным образом, рабочий класс (Социалистические профсоюзы).

Процесс эволюции парламентаризма прослеживается и на примере Соединенных Штатов. В 1800-х годах, когда Томас Джефферсон из оппозиции (несмотря на ограниченное право голоса) выиграл выборы и стал преемником Джорджа Вашингтона, он предпринял дальнейший шаг демократизации в США. Впервые в истории кандидат от оппозиционной партии победил партию действующего главы государства. Это мирное изменение политического руководства народными выборами в то время было важным политическим новшеством, послужив знаковым прецедентом для политического будущего многих стран Европы.

Развитие парламентаризма в девятнадцатом веке характеризовалось во многом борьбой сторонников и противников расширения избирательного права. В странах с относительно авторитарными системами правления имели место прецеденты декларирования введения всеобщего избирательного права, остававшегося в реальной политической жизни не более, чем демагогической уловкой, что было характерно, в частности, для периода правления Отто фон Бисмарк в Германии или Наполеона III во Франции. Таким образом, против расширения избирательного права выступали не только представители поместного дворянства и аристократии как, например, в Англии, но и значительная часть представителей промышленной, финансово-биржевой и городской буржуазии, в той или иной степени наделенной полномочиями контроля политической власти, опасавшихся, что рост числа представительства в парламентах пролетариата за счет расширения избирательного права создаст реальную угрозу их собственной политическую власти.

Тем не менее, в XIX веке, наряду либеральными и консервативными партиями, политические и профсоюзные объединения рабочего класса по мере нарастания масштабов индустриализации постепенно стали пользоваться правами и ширившимися возможностями за счет имевших место процессов демократизации политической системы. Классическая двухпартийная система, как это было осуществлено в Англии, потеряла свое монопольное значение, быстрыми темпами начал развиваться процесс создания многопартийной политической системы, что привело к переходу к новому качественному этапу в истории развития парламентаризма – формированию многопартийных парламентов.

В итоге XIX век входит в историю становления парламентаризма как период победоносного шествия демократии в странах Западной Европы, век подлинного расцвета становления парламентаризма. Идея народного суверенитета становится доминирующим вектором развития общественных представлений о политическом устройстве государства. Монархия как система государственного устройства окончательно уступает демократии. Парламент обретает реальные функции формирования исполнительной власти и контроля над ней. Меняется сам смысл понятия "парламентаризм". Конституционализируется право законодательной власти самым действенным образом влиять на исполнительную власть.

 В двадцатом веке эволюция парламентаризма получила новые обращающие на себя внимание формы. В продолжительном историческом процессе развития парламентаризма его прежние элементы, относящиеся к компетенциям и полномочиям. Контроль парламента за деятельностью исполнительной власти постепенно стал сводиться к одобрению или отклонению большинством голосов правовых решений правительства. Связанные с принятием решений относительно применения мер насилия, оказались отодвинуты на второй план. Законодательная власть частично отказалась от таких полномочий и передала их политическому руководителю в его качестве главы исполнительной власти. Наметилась также тенденция известного сокращения контрольной практики парламента над деятельностью исполнительной власти и ее законодательного ограничения. В «Вестминстерской модели» (британская парламентская система управления) имел место пересмотр между законодательной и исполнительной ветвями власти механизма властных полномочий в отношении насильственных властных полномочий и функций. Отсутствие, помимо парламента, каких-либо других конституционных органов по аналогии с верхней палатой парламента ФРГ бундесрата, ограничивающих принятие решений о применении насилия, обусловило концентрацию значительной власти в т.н. силовых центральных государственных учреждениях и органах исполнительной власти.

Еще одним новым явлением стал идеологический компонент как основной критерий политической направленности механизмов имплементации принципов парламентаризма, что имело место в органах народного представительства в Союзе ССР и других социалистических странах с конституционно провозглашенным монопольным верховенством во всех сферах жизни общества находившейся у власти коммунистической партии.

Имеет место и известное смешение полномочий между законодательной и исполнительной властью, например, когда лидер исполнительной власти, глава государства, премьер-министр, одновременно является лидером правящей партии и с этой позиции также имеет законодательную власть под своим контролем. В некоторых парламентских правительственных системах вмешательство исполнительной власти в прерогативы законодательной сознательно осуществлялось для обеспечения политической стабильности – в понимании такой позиции исполнительной власти. В определенном смысле такая ситуация имела место, к примеру, после военного переворота 1980 г. в Турции. Ссылаясь на декларируемые конституцией страны полномочия исполнительной власти в отношении к законодательной власти, был создан 10 процентный барьер на выборах в национальный парламент страны. Как показали все последующие события, отнюдь не гарантировав безопасность политической стабильности, права на контроль и участие турецкого парламента, необходимые для разделения власти, оказались в значительной степени ослабленными.

Подобный подход был описан еще французским философом, писателем и мыслителем эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо в середине XVIII века: «Наши политики, не будучи в состоянии разделить суверенитет в принципе его, разделяют суверенитет в его проявлениях. Они разделяют его на силу и на волю, на власть законодательную и на власть исполнительную; на право облагать налогами, отправлять правосудие, вести войну; на управление внутренними делами и на полномочия вести внешние сношения; они то смешивают все эти части, то отделяют их друг от друга; они делают из суверена какое-то фантастическое существо, сложенное из частей, взятых из разных мест. Это похоже на то, как если бы составили человека из разных тел, из которых у одного были бы только глаза, у другого - руки, у третьего - ноги и ничего более. Говорят, японские фокусники на глазах у зрителей рассекают на части ребенка, затем бросают в воздух один за другим все его члены - и ребенок падает на землю вновь живой и целый. Таковы, приблизительно, приемы и наших политиков: расчленив Общественный организм с помощью достойного ярмарки фокуса, они затем, не знаю уж как, вновь собирают его из кусков»[3].

Нельзя обойти вниманием и дискуссию по вопросам возможных путей преодоления ширившейся практики ослабления позиций законодательной власти в соответствии с действовавшими правилами игры в парламентской системе управления и одновременно обеспечить политическую стабильность. Основное внимание было сосредоточено на двух наиболее предпочтительных концепциях действий – модель формирования правительства по принципам Конкорданса, а также конституционное изменение властных полномочий, компетенций и принципов функционирования самой законодательной власти.

 В первом случае все партии, которые после выборов получают места в парламенте, совместно образуют коалиционное правительство. Места в кабинете министров распределяются пропорционально численности мест партий в законодательном органе. При этом все представленные в парламенте силы оказываются вовлеченными в работу правительства. В парламенте нет оппозиции, или весь парламент становится полностью оппозиционным. После формирования правительственного кабинета правительство не может быть свергнуто до следующих выборов вотумом недоверия. Право контроля и степень участия парламента относительно деятельности правительства в целом малоэффективны. Согласно такой модели, кандидат на пост премьер-министра выдвигается партией, получившей наибольшее число мест и подлежит одобрению всеми другими фракциями. Подобная модель действительно способна в принципе обеспечить политическую стабильность и гарантировать права парламента на контроль и участие в работе органов исполнительной власти. Парламент преимущественно сосредотачивается на исполнении своих законотворческих функций. На практике построение такой политической системы крайне затруднительна. Достаточно привести многочисленные примеры провалов попыток создания парламентских коалиций разного уровня в последнее десятилетие в Германии (т.н. широкая коалиция, коалиция меньшинства, коалиция по цвету флага Ямайки и т.п. или многочисленные регулярно повторяющиеся распады парламентских коалиций в Италии), не говоря уже о возможности создания в реальной жизни правительства, исключающего образование оппозиции в национальном парламенте той или иной демократической страны.

Альтернативный путь состоит в конституционной перестройке законодательной власти. Согласно данной концепции, законодательная власть в парламентской системе управления изменяется конституционно. После реорганизации партия большинства по-прежнему определяет правительство, но оппозиция в парламенте (партии, не участвующие в правительстве) в соответствии с конституцией наделяются реальной оппозиционной функцией. Парламентская оппозиция конституционно берет на себя все права контроля и участия в работе исполнительной ветви власти, юридически имея возможность побудить правительство и правящие партии в парламенте к сотрудничеству с ней. Глава исполнительной власти лишается возможности поставить парламент под свой контроль.

Наконец, качественно новым фактором развития парламентаризма в конце двадцатого века стало формирование наднационального парламента, государства-члены которого добровольно делегируют ему часть своих полномочий, иными словами – часть своего национального суверенитета.

Яркими примерами деятельности наднационального парламента являются состоящий из двух палат – Палаты Союза и Палаты Представителей – представительный и законодательный орган Союзного государства Беларуси и России – Парламент Союзного государства, сформированный в соответствии с Договором о создании Союзного государства, вступившим в силу 26 января 2000 г.[4], а также Европарламент в рамках Евросоюза[5]. Базовой платформой деятельности его деятельности являются так называемые принципы Европейского Союза, регулирующие компетенцию ЕС. К их числу относятся: субсидиарность, выражающуюся в регулировании в рамках ЕС исключительно тех вопросов, решение которых представляется исключительно на региональном, а не национальном уровне, когда Союз может действовать только в том случае, если он может выполнять лучшую работу, чем одно государство-член, или если государство-член не в состоянии в достаточной степени решить конкретный вопрос.

Наднациональность, предусматривающая передачу государствами-членами ЕС части своего национального суверенитета Союзу с целью осуществления общего европейского суверенитета в рамках членства в Союзе. Принцип, являющийся обязательным для всех государств-членов ЕС. Сферы применения принципа наднациональности регулируется в специальных договорах.

Концепция солидарности обязывает все государства-члены показывать взаимное содействие, что в экономическом плане следует понимать как структурную помощь, а в политическом как поддержку в случае возникновения угроз безопасности. Законность, во взаимосвязи с принципом наднациональности: вся система ЕС может работать только в том случае, если все государства-члены соблюдают согласованные правила, что не исключает дебатов по поводу любых толкований принимаемых решений, являющихся обязательными для всех стран-членов Союза. Готовность к компромиссу, как метод практической имплементации принципа солидарности. Наконец, принцип дигрессивной пропорциональности, означающий, что государства-члены ЕС с низким уровнем населения пропорционально представлены в Европейском парламенте.

Европейский парламент избирается непосредственно каждые пять лет во всех государствах-членах на основании национальных партийных списков. Применяются различные системы голосования. Все государства-члены голосуют пропорционально. Законотворчество осуществляется Европейским парламентом совместно с Советом Европейского союза. Решения принимаются в комитетах в составе представителей всех политических групп. Как и Совет Европейского Союза, Европарламент не может принимать законы по собственной инициативе. Это право инициативы принадлежит только Европейской комиссии. Европарламент избирает президента Европейской комиссии по предложению Европейского совета, то есть глав государств и правительств ЕС и осуществляет контроль над Европейской комиссией. Члены Европейской комиссии регулярно отчитываются перед парламентом и его комитетами о своей работе. Европарламент наделен правом выражения недоверия к Комиссии и может инициировать процедуру ее отставки.

Несмотря на ширящуюся критику со стороны граждан стран ЕС относительно «евро бюрократии» (постоянно растущие расходы на содержание колоссального по численности штата чиновников, парламентариев, служащих, обслуживающего персонала ЕС, формируемых за счет налоговых сборов в странах-члена Евросоюза), европейская модель наднационального парламента доказала в целом свою жизнеспособность и практическую оправданность своего учреждения. Вне реальных компетенций Европарламента, остается, однако, весь комплекс вопросов военной (оборонной) политики государств ЕС, регламентирование которой преимущественно осуществляется на национальном уровне либо в рамках Североатлантического альянса (НАТО).

Парламентаризм существует сегодня как метод правления и политическая система, представляя собой особую систему осуществления высшей государственной власти на основе разделения законодательных и исполнительных полномочий при главенствующем положении действующего на постоянной основе избираемого населением страны национального парламента, принимающего в форме законов решения верховного порядка и осуществляющего парламентский контроль над деятельностью государственных органов власти.

В двадцать первом веке ряд классических принципов парламентаризма были поставлены под вопрос, наступил период довольно критического, в ряде случаев, переосмысления такой модели построения государственной политической системы в промышленно развитых странах современного мира. Под сомнение поставлена способность парламентской системы формировать политическую элиту. Известна критика тезиса о том, что парламентаризм гарантирует наилучший политический метод управления государством. Такое убеждение зачастую связывается западными политиками с некоей верой в идеалы демократии и либеральных концепций построения государственной политической системы. Парламентская дискуссия, согласно воззрениям критики современного этапа парламентаризма, переродилась из состязания противоположных точек зрения в техники принятия парламентами законов, не исходя из борьбы мнений, а исключительно вследствие борьбы интересов.

На Западе распространено мнение, что развитие т.н. современной массовой демократии сделало спорную общественную дискуссию пустой формальностью. Парламент превратился в инструмент лоббирования интересов политических, социальных или экономических властных групп. Характер их взаимоотношений, а не парламентская дискуссия в интересах всего общества определяет степень достижимости компромиссов и характер заключаемых коалиций. Коммуникационная, медийная политика как управленческая функция современного государства по управлению общественным сознание общества заменила парламентский дискурс. Парламентаризм остается базовым критерием демократии и либерализма. Но парламентаризм, согласно преобладающим воззрениям западных политологов, отнюдь не должен быть составной частью демократии. И либерализм, и демократия должны быть отделены друг от друга в общем контексте представлений о современной массовой демократии.

Распространена и точка зрения о том, что наблюдаемый кризис демократии в странах Запада имеет непосредственную связь с кризисом парламентаризма. Считается, что эти оба кризиса возникли практически одновременно и обостряют друг друга, хотя и имеют совершенно разную природу. Современная массовая демократия склонна считать современный парламент устаревшим институтом. Кризис парламентаризма, таким образом, основан на представлении о том, что демократия и либерализм, вероятно, могут оставаться определенное время взаимосвязанными явлениями общественной жизни, как это имело место в недалеком прошлом с параллельным, по сути, существованием социализма и демократии. Однако, либеральная демократия, как только она приходит к власти, должна учитывать требования современной массовой демократии, что неизбежно ведет к ее трансформации в направлении социально-либеральной демократической формы построения политической системы.

Список литературы

  1. Официальный портал Парламентского собрания Союза Беларуси и России. URL: http://www.belrus.ru/about/organy_souznogo_gosudarstva/parlament.html (дата обращения 21.11.2018).
  2. European Parliament. URL: https://www.europarl.europa.eu/portal/en (дата обращения 01.11.2019).
  3. Монтескье Ш. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1955. С. 289.
  4. Французская республика. Конституция и законодательные акты. Сост.: Маклаков В.В., Энтин В.Л. М: Прогресс, 1989. С. 29.
  5. Руссо Ж.-Ж. Трактаты. (Ecrits politiques). Отв.ред. А.З.Манфред. М.: Наука, Серия «Литературные памятники»,1969. С. 169.
  6. Axford B., Huggins R. New Media and Politics. URL: http://dx.doi.org/10.4135/9781446218846.n2 (дата обращения 21.11.2018).
  7. Dai X., Norton P. The Internet and European Parliamentary Democracy: A Comparative Study of the Ethics of Political Communication in the Digital Age. Routledge 2 Park Square, Milton Park, Abingdon, Oxon OX14 4RN 711 Third Avenue, New York, NY 10017, USA, 2016.
  8. Maier M., Strömbäck J., Kaid L.L. Political communication in European parliamentary elections. Routledge 2 Park Square, Milton Park, Abingdon, Oxon OX14 4RN 711 Third Avenue, New York, NY 10017, USA, 2016.
  9. Pasi I., Cornelia I., Kari P. Parliament and Parliamentarism: A Comparative History of a European Concept (European Conceptual History). 1st Edition. N-Y. Oxford: Berghahn Publishing. 2016.

PARLIAMENTARY DISCOURSE AND STATE INFORMATION POLICY: EVOLUTION IN THE HISTORICAL RETROSPECTIVE

Dr. Petr W.Menshikov, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Acting head of Department of Advertising and Public Relation, MGIMO MFA Russia.
MGIMO 119454, Moscow Vernadsky Prospekt, 76.
p.menshikov@odin.mgimo.ru

Dr. Elena E. Yusupova
Ph.D., Associate Professor, Department of International Journalism, MGIMO MFA Russia.
MGIMO 119454, Moscow, Vernadsky Prospekt, 76.
E-mail: usupova_e_e@mgimo.ru

Abstract: With the transformation of the institution of parliamentarism into an instrument of lobbying the interests of political, social or economic power groups, it is the nature of their relations, and not the parliamentary discussion in the interests of society as a whole, that determines the degree of attainability of compromises and the nature of the coalitions concluded. Communication, media policy as the managerial function of the modern state in managing the public consciousness of society has replaced the parliamentary discourse, which is increasingly acting as a kind of historical anachronism of the media policy of our time.

Key words: parliament, parliamentarism, media policy, parliamentary discourse.

 

[1] Монтескье Ш. Избранные произведения. М.: Госполитиздат, 1955. С. 289.

[2] Французская республика. Конституция и законодательные акты. Сост.: Маклаков В.В., Энтин В.Л. М: Прогресс, 1989. С. 29.

[3] Руссо Ж.-Ж. Трактаты. (Ecrits politiques). Отв.ред. А.З.Манфред. М.: Наука, Серия «Литературные памятники»,1969. С. 169.

[4] См.:Официальный портал Парламентского собрания Союза Беларуси и России. URL: http://www.belrus.ru/about/organy_souznogo_gosudarstva/parlament.html (дата обращения 01.11.2019).

[5] См.: European Parliament. URL: https://www.europarl.europa.eu/portal/en (дата обращения 01.11.2019).