Журнал «Международные коммуникации»

Издание факультета Международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

№2(11)

Молодые исследователи

Культурные особенности персуазивных тактик политических лидеров

Громадина Анна Александровна
Студентка 2 курса направления подготовки «Международная журналистика»
Факультета Международной журналистики МГИМО МИД России
119454 Москва, пр-т Вернадского, 76.
E-Mail: anyagromadina@gmail.com

Данилова Варвара Евгеньевна
Студентка 2 курса направления подготовки «Международная журналистика»
Факультета Международной журналистики МГИМО МИД России
119454 Москва, пр-т Вернадского, 76.
E-Mail: varvar99mail@mail.ru

Научный руководитель: д.пед.н., доцент Е.В.Воевода

Аннотация: В работе рассматриваются культурные особенности персуазивных тактик на примере речей лидеров стран Антигитлеровской коалиции с целью определить, как именно они влияют на аудиторию. Для выявления использованных тактик и стратегий авторы анализируют ценности, идеи и лингвистическую специфику выступлений.

Ключевые слова: персуазивность, политический дискурс, Вторая Мировая война, политический лидер, аудитория, культурные особенности.

Цель публичных выступлений политических деятелей – оказать воздействие на аудиторию. Особенно актуальным это представляется в кризисных ситуациях. Так, во время Второй Мировой войны руководители разных стран, обращаясь к нациям, призывали к объединению, к борьбе против чужого, к пробуждению качеств, которые можно назвать национальными основами. В ситуации крайнего кризиса стали видны самые важные черты как отдельной личности (в данном случае говорящего), так и всего народа. С одной стороны, в политическом дискурсе проявились национально-культурные особенности государств, с другой – язык стал инструментом, с помощью которого говорящие воздействовали на слушавших (этим объектом были парламенты или народ).

Политики убеждают аудиторию, используя персуазивные тактики, выбор которых опирается на культурные особенности аудитории. Речи имеют политическую силу, поскольку влияют на легитимность власти, на проводимую политику и на ее последствия. Кроме того, выбор персуазивных тактик повторяется во времени, поэтому тема является актуальной.

Рассмотрим выступления лидеров стран-союзниц Антигитлеровской коалиции во Второй Мировой войне, чтобы определить, как они пытались справиться с возникшей угрозой и какие средства использовали. Проанализируем речи с точки зрения персуазивности. Попытаемся соотнести методики говорящих с тактиками воздействия.

Для этого выделим основные идеи, ценности, к которым они апеллируют, образы, которые используют, а также отметим лингвистические особенности.

Выберем для анализа радиообращения В.М.Молотова от 22 июня 1941 года, Шарля де Голля от 22 июня 1940 года и Уинстона Черчилля от 3 сентября 1939 года.

Методология и методы

Основным методом работы является анализ персуазивных тактик, использованных в речах. При этом особое внимание уделяется таким категориям, как ценности, идеи, образы.

В анализе будем использовать классификацию персуазивных тактик, предложенную И.В.Смирновой, как наиболее современную. Эта классификация выделяет следующие тактики:

  1. тактика определения проблемы;
  2. тактика выявления методов решения проблемы;
  3. тактика дискредитации противника на фоне положительной самопрезентации;
  4. тактика сильного лидера;
  5. тактика приравнивания государства к ведущим державам в регионе и в мире;
  6. тактика обещания стать процветающей страной в будущем;
  7. тактика зависимости от универсальных ценностей;
  8. тактика акцентуации положительной информации;
  9. тактика акцентуации невыполненных обещаний противника;
  10. тактика сосредоточения внимания на будущем;
  11. тактика единства;
  12. тактика установления известной истины с целью представления своей позиции в качестве мнения адресата;
  13. тактика спецификации;
  14. тактика количественной оценки;
  15. тактика использования национального стереотипа как средства воздействия;
  16. тактика призыва к изменениям. [4]

По А.В.Голоднову, персуазивность – закрепленная в коммуникации форма ментально-речевого взаимодействия, которая строится на базе определенных типов текста и реализует попытку речевого воздействия говорящего на установку реципиента с целью побудить его к самостоятельному принятию решения о необходимости, желательности либо возможности совершения определенного посткоммуникативного действия, выгодного говорящему. [1]

Рассмотрим использование персуазивных тактик в рамках политического дискурса. Политический дискурс – институциональный вид общения, который, используя систему профессионально ориентированных знаков, преследует основную цель – борьбу за власть.

Политический дискурс является разновидностью персуазивного дискурса и обладает манипулятивной спецификой, при помощи которой становится возможным оказать речевое воздействие, преследуя цель внести когнитивные изменения в картину мира адресата. [2]

В.М. Молотов. 22 июня 1941

Особенность речи В.М.Молотова, в первую очередь, заключается в ее композиции: речь можно условно разделить на две части. Первая часть – вводная и новостная (он называет договор о ненападении, перечисляет атакованные города, есть имена и время), представляет собой последовательный пересказ событий. Имеет целью – рассказать стране о случившемся. К тому же в начале речи В.М.Молотов говорит спокойно, придерживается дипломатических правил, использует формулы (например, немецкие войска подвергли бомбежке города, несмотря на то, что германское правительство «ни разу не могло предъявить ни одной претензии»). Во второй – дипломатический этикет отбрасывается и нарастает эмоциональное напряжение. В. М. Молотов концентрируется на идее победы над врагом («Враг будет разбит» [3]).

Во второй части проявляется дуализм на уровне образов, который укладывается в систему свой/чужой: миролюбивая Россия, соблюдавшая мирный договор, чётко противопоставлена зазнавшемуся врагу. При этом образы вполне эпические: в Германии – враги, разбойники, а в СССР – герои. В образах просвечивает былинное, так как далее В.М.Молотов называет авиацию смелыми соколам, советскую армию и флот – доблестными. Описывая врагов, он прибегает к заостренной лексике: немецкое правительство названо кровожадным, кликой, а его обвинения – состряпанными и два раза «ложью и провокацией». Противопоставление сделано так сильно, так настойчиво, будто, объясняя юридическую невиновность СССР дипломатическими протоколами, В.М.Молотов на самом деле оправдывает себя и страну.

Используя категории свой/чужой, он апеллирует к идее долга (внутреннего), который мы, то есть Советский Союз, можем выполнить сами. Так, подчеркивается самостоятельное желание идти к победе, вне мирового контекста. Это соответствует советскому мышлению (что-то вроде построения социализма в отдельно взятой стране).

С этим связана и идея необходимого сплочения вокруг партии и небывалого единства советского народа, который должен непременно принять участие в отечественной войне, а о том, что война мировая, в речи умалчивается. Интересно, что он обращается к народу, используя три классовые категории – рабочих, крестьян и интеллигенцию, но ничего не говорит о профессиональных военных, то есть хочет единения в целом, но абстрактно.

Также акцентируя внимание на идее патриотического единения, В.М.Молотов вспоминает «поработителя» Наполеона, пришедшего с войной на Россию, и отечественный подъем в ответ. В этом смысле его речь – призывная.

В.М.Молотов говорит, что виновато только немецкое правительство, но не народ, и этим подчеркивает противоестественное для себя расхождение германского народа и фашистского правительства. Можно подумать, что подобное разобщение противоречит советскому мышлению в целом: концепция единства (и даже сращивания) партии, главы государства с народом и их неотделимости друг от друга важна в его глазах как политическая модель. Несмотря на это, в словах В.М.Молотова проглядывает «индивидуализм»: В.М.Молотов не раз повторяет, что ему от имени советского правительства предоставляется слово, что он в качестве наркома иностранных дел обращается к народу.

Речь В. М. Молотова организована в рамках стратегии на понижение – персуазивный эффект в его речи основан во многом на осуждении образа противника. Он использует тактику акцентирования невыполненных обещаний противника (бесчестное нападение без объявления войны, вопреки дипломатическим соглашениям), тактику единения (взывает к подъему всех народных сил), тактику использования национального стереотипа (опирается на эпические образы, историю войны с Наполеоном).

Ш. де Голль. 22 июня 1940

Первая особенность речи генерала де Голля – особенное положение, в котором находится политик – Франция капитулирует, а сам Ш. де Голль покидает ее и из Англии обращается к французскому народу. Исходя из этой ситуации, он обращается к идее мировой войны (потому как будь война национальной, она уже была бы проиграна) и возлагает надежду на союзников. Причем в качестве союзников Ш. де Голль рассматривает не только Британию (доминирующую на море) и США (чья мощь бесконечна), но и Польшу, Голландию, Бельгию, Люксембург (уже захваченные страны). При таком внимании к союзникам интересно то, что о противниках Ш. де Голль не говорит совсем ничего (кроме того, что они, Германия и Италия – enemies).

С экстренным положением связана и формула обращения к народу – призыва к объединению для дальнейшей борьбы: les chefs, les soldats, les marins, les aviateurs des forces françaises de terre, de mer, de l'air [5] (начальники, солдаты, моряки, летчики французских (военных) сил на земле, на море и в воздухе). Во-первых, примечательно, что Ш. де Голль обращается не ко всему народу, а только к профессиональным военным, во-вторых, занимательна связь людей с той частью Франции, которую они защищают (солдаты – землю, моряки – море).

Вторая особенность речи – ее предельная доказательность. Генерал де Голль тщательно аргументирует свою позицию (нужно продолжать борьбу), опираясь на три ценности, которые неоднократно перечисляет для риторического эффекта: l'honneur, le bon sens, l'intérêt supérieur de la patrie (честь, здравый смысл, первейший интерес родины).

Для выражения этих мыслей он использует несколько персуазивных тактик: для начала, тактику констатации проблемы и тактику указания на способы решения проблемы (потерпели поражение, но с помощью профессиональных военных и союзников – больше людей, больше танков – будет возможно одержать победу). Он действует в рамках образа сильного лидера и для воодушевления народа обращает внимание на здравый смысл, честь и интерес нации – внутри тактики опоры на общечеловеческие ценности. Важна и тактика нацеленности на будущее (Ш. де Голль подчеркивает неоднозначность расстановки сил в дальнейшем и исхода войны в вопросной форме: что будет с Францией, предавшей себя в руки противника? останется ли Германия при своих союзниках?).

У.Черчилль. 3 сентября 1939

У.Черчилль произносит речь в условиях самого начала войны, он обращается к Палате общин 3 сентября – в этот день Соединенное Королевство вступает в войну и Черчиллю предлагается пост Первого Лорда Адмиралтейства, то есть он возвращается в правительство из изоляции.

В своей речи он концентрирует внимание на нескольких идеях: первая – преодоление рока, суровых испытаний (именно так У.Черчилль представляет войну). У этого поколения англичан есть свободная воля, чтобы с ними справиться.

У.Черчилль намеренно направляет мысль в сферу священного – чтобы подтвердить свои слова непоколебимыми ценностями. Возвышенная лексика (solemn, ill-starred great trials were to come upon our Island) и пассивный залог (ordeal, to which we shall not be found unequal) создают ощущение, во-первых, выраженной вертикали «судьба – народ», во-вторых, исключительности момента. Так, политик использует слово ordeal (тяжелое испытание, суд божий) – это может подразумевать наличие высшего закона и проверки власти на законность.

Можно допустить, что У. Черчилль говорит о правильности власти в Британии, именно исходя из этой идеи высшего закона. В соответствии с таким принципом будет определяться политическая картина мира: режимы правильные и неправильные. Тогда, условно верные – Британская Империя и Французская Республика, а неверный – Тирания Германия. Интересно, что, описывая участников войны, У. Черчилль опирается именно на ценность свобод и прав.

Другая идея речи – мировая война за свободу, причем политик обращает внимание на свободу не только англичан, но и «угнетенных» народов. В этом случае права и свободы снова играют чрезвычайно важную роль в построении модели мира, оказываются решающим критерием, который делит народы на одаренные ими и не такие благословенные (the peoples to whom such blessings are unknown).

Также У.Черчилль обращается к образам «отцов-основателей» (эта формула больше известна из истории США) (great men, the fathers of our land, who laid the foundations of our laws and shaped the greatness of our country), героике старых времен (yore) и даже называет британцев бриттами (a generation of Britons – одно из значений слова briton – бритт). Эти примеры можно рассмотреть, как манипуляцию стереотипным образом нации.

Кроме того, У.Черчилль несколько раз выстраивает оппозицию между видимым, но непременно временным, почти иллюзорным (войной, тяготами) и настоящим, хоть и невидимым сейчас (внутренним миром, будущим миром, прошлой славой), тем самым акцентируя внимания на хорошем и ориентируя речь на светлое будущее. При этом он вводит в речь развернутые метафоры (Outside, the storms of war may blow and the lands may be lashed with the fury of its gales, but in our own hearts this Sunday morning there is peace. Our hands may be active, but our consciences are at rest [6]).

У.Черчилль действует в соответствии со стратегией на повышение – это означает, что он конструирует положительный образ Британии. Лорд убеждает парламент во временности и преодолимости пришедшей угрозы и уверяет в спокойствии власти. Он использует, во-первых, тактику опоры на общечеловеческие ценности: спикеру важны права человека и традиционные английские свободы – за их восстановление будет война и они будут подарены лишенным народам в будущем. Важно, что эти ценности выше ценностей партий и классов. Также он акцентирует положительную информацию (война временная, и в головах и сердцах в это воскресенье царит спокойствие; выпавшая доля по силам союзу Британии и Франции) и использует тактику нацеленности на будущее (будут неудачи и разочарования, но испытание по силам). В этой борьбе он надеется на кооперацию сил всех мужчин и женщин Британии (comradeship и brotherhood) – тактика единения. Кроме того, используется национальный стереотип (он вспоминает отцов-основателей, заложивших незыблемые законы, обращается к англичанам как к бриттам).

В европейском дискурсе персуазивные тактики используют в большей степени общечеловеческие ценности и ориентированы на будущее. В то же время для советского мира актуальнее апелляция к прошлому и к национальному стереотипу (в этом случае помогают эпические образы). Впрочем, обращение к традиционным национальным чертам и призывы к сплочению кажутся убедительными и для англичан.

Кроме того, исходя из возможностей тактики единения, скажем, что для русского дискурса в целом характернее модель особенного одиночного пути к победе и концентрации собственных сил, а для европейского – связь с мировым контекстом, желание консолидировать общие силы и опереться на союзников.

В советском мире ставка при этом делается на утверждение себя через дурной образ противника, то есть в соответствии со стратегией на понижение, тогда как для западного более действенно сосредоточение на своих достойных качествах – стратегия на повышение.

Список литературы

  1. Голоднов А.В. Лингвопрагматические особенности персуазивной коммуникации (на примере современной немецкоязычной рекламы). Автореферат диссертации на соискание учёной степени канд. фил. наук. – Спб., 2003. – 23 с.
  2. Михалева О.Л. Политический дискурс. Специфика манипулятивного воздействия // М.: Либроком, 2009. с. 256.
  3. Молотов В.М. Речь на советском радио 22 июня 1941. URL: https://scisne.net/a-1338 (дата обращения: 01.04.2019).
  4. Смирнова И.В. Лингвопрагматическая стратегия персуазивности в текстах программ испанских политических партий. Диссертация на соискание ученой степени канд. фил. наук, специальность: 10.02.05 – романские языки, ФГОБУ ВПО МГИМО МИД России. М., 2014. c. 139.
  5. C. de Gaulle „Appel du 22 Juin“, BBC, 1940. URL:https://fresques.ina.fr/de-gaulle/fiche-media/Gaulle00300?video=Gaulle00300 (дата обращения: 01.04.2019).
  6. W. Churchill “War Speech” House of Commons, September 3, 1939. URL:https://historicalresources.wordpress.com/2008/09/28/winston-churchill-war-speech-september-3-1939/ (дата обращения: 01.04.2019).

CULTURAL FEATURES OF PERSUASIVE TACTICS USED BY POLITICAL LEADERS

A.A.Gromadina, 2-year student in International Journalism, MGIMO University 76, Prospect Vernadskogo, Moscow, Russia, 119454. E-Mail: anyagromadina@gmail.com

V.E.Danilova, 2-year student in International Journalism, MGIMO University 76, Prospect Vernadskogo, Moscow, Russia, 119454, E-mail: varvar99mail@mail.ru

Abstract: This paper describes the cultural features of persuasive tactics that were used by leaders of the anti-Hitler coalition countries. The aim of the paper is to define which impact they had on the audience. The authors analyze values, ideas and linguistic means in the speeches on purpose to reveal tactics and strategies, typical for these countries.

Key words: persuasion, political discourse, the Second World War, political leader, audience, cultural features.