Журнал «Международные коммуникации»

Издание факультета Международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

Новости МИД России

Error parse RSS

№4(9)

Молодые исследователи

Методика подходов к выстраиванию коммуникационного обеспечения проекта Северный поток-2 в условиях политических противоречий и экономической нестабильности

Романова Елена Сергеевна
Факультет международных отношений
Института бизнеса и делового администрирования
Российской Академии народного хозяйства и
государственной службы при Президенте РФ
119606, Москва, проспект Вернадского, 84
E-mail: elesrom@gmail.com

Аннотация: В статье анализируются причины, влияющие на характер и специфику борьбы интересов различных политических сил в отношении проекта "Северный Поток-2", что находит свое широкое отражение в международном информационном пространстве.

Ключевые слова: Политическая коммуникация, PR в бизнесе, природный газ, "Северный Поток-2", сжиженный природный газ, экономические и политические противоречия, факторы влияния.

В настоящее время сектор энергетики рассматривается как одна из наиболее нестабильных, подверженных значительному влиянию как сугубо экономических, так и политических факторов отраслей экономики, которая остается важнейшим стратегическим компонентов политики страны, народное хозяйство которой в значительной степени зависит от состояния дел в национальном топливно-энергетическом комплексе и общей ситуации на мировых энергетических рынках. Распределение ресурсов не поддаётся искусственному контролю со стороны человека. Государствам, чья экономика ориентирована на добычу и экспорт энергоносителей приходится проявлять гибкость в составлении стратегий в целях энергетической диверсификации и поддержания коммерческих транзакций энергетическим сырьем. Минувшее столетие истории человечества прошло под знаком углеводородов – ископаемого сырья. Сегодня перспективы развития мировой энергетики находятся на стороне альтернативных источников, однако, радикальные нововведения требуют большего количества времени для полного признания в обществе. Переход к альтернативной энергетике сопровождается модернизацией многочисленных технологических процессов и сокращением потребления горючих материалов. Трудно предположить, что альтернативная энергетика займёт доминирующее место ввиду сравнительно недавнего появления в энергетическом балансе, что, в свою очередь, делает позицию горючих ископаемых преобладающей. Потребление первичной энергии возрастает, именно она составляет основу энергоэффективности. Несомненно, парадокс заключается в том, что энергоэффективность связывают не с экономией энергии, а с освобождением энергетических ресурсов, которые будут перераспределены в других высокотехнологичных отраслях.

Увеличение потребления энергии прямо пропорционально росту населения в Азии и в Латинской Америке. Страны, остро пережившие глобальную экономическую рецессию 2008-2009 гг., стремятся оправиться от шока мирового финансового кризиса и разрабатывают новые стратегии восстановления экономики, что, несомненно, поддерживает мировой спрос на энергию.

Современная цивилизация является результатом масштабного сжигания угля, природного газа и нефти, и в настоящее время наравне с ростом населения и расширением мировой экономики сырьевая зависимость глобальной экономики порождает крупные политико-экономические конфликты, приводящие к смещению правителей, военному противостоянию и экологическим катастрофам.

Доля газа, несомненно, будет продолжать расти в мировом энергетическом балансе. Согласно статистическим данным "Statistical Review of World Energy", начиная с 2010 г. доля газа составляет 24%.[14] Ключевым достоинством газа является его экологичность в отношении угля или нефти. Постепенно природный газ заменяет атомную энергию. Германия стала одной из первых стран, выступающих за энергетический переход к другим источникам при соблюдении условия снижения доли атомной энергии. Примеру Германии следуют Япония, Швейцария и Скандинавские страны, принявшие решения о закрытии атомных электростанций к 2022 г. [15].

В рамках энергетической революции значительное развитие получил сжиженный природный газ. Структурные нововведения, связанные с его появлением, преобразуют традиционные способы транспортировки газа на дальнее расстояние. Поставки сжиженного природного газа будут расти, и в будущем составят конкуренцию поставкам нефти. Резервы природного газа истощаются в Северной Америке и в Европе, те же перспективы ожидают азиатский регион, позиционирующего себя как одного из главных потребителей [13].

Возможной альтернативой для удовлетворения мирового спроса является сланцевый газ американского происхождения. Сланцевый газ не конкурентен в отношении цены, издержек производства и влияния на экологию. Что же касается сжиженного природного газа, новая эпоха порождает специфичные геополитические парадигмы: ранее страны, желающие сотрудничать с поставщиками газа по вопросу коммерческих транзакций, должны были инвестировать в строительство газопровода, который позволял осуществлять необходимые операции. Вопрос сотрудничества сопровождался возможностями инфраструктуры, наличием акционеров, сроков, географического пути. Сегодня все выше перечисленные аспекты решены благодаря сжиженному природному газу, облегчающему транзит газа и создающему более гибкие условия по времени и методам морской транспортировки [4].

Превосходство стран в отношении газа необходимо классифицировать по проверенным источникам природного газа без различия способа его добычи. Такой подход укрепляет позицию России в списке возможных будущих поставщиков. Нидерланды, Катар, США, Польша и Норвегия негативно настроены в отношении экспортных планов России, рассматривая её в качестве монополиста по поставкам газа. Сравнение количества источников газа в 2017 г., свидетельствует, что объёмы газа в Европе оцениваются в 3 трлн куб.м., что составляет 1,5% от общих запасов, которые максимально сосредоточены на территории Норвегии (0,9%). В 2017 году при производстве 123,2 млрд куб.м., Норвегия не имела возможности удовлетворить европейский спрос на газ, который оценивается в 531,7 млрд куб.м. В дополнение к этому, с 2016 г. роста потребления составляет показатель в 5,5% [14]. Следовательно, необходимость в импорте российского, норвежского, английского, нидерландского газа или американского СПГ для Европы остается крайне важной проблемой.

Европейские страны находятся в поиске стабильных поставщиков газа, способных гарантировать большие объёмы поставок в будущем. Климатические условия, изобилие энергетических ресурсов и развитие необходимых отраслей индустрии представляют Россию выгодным партнёром в данной сделке. Учитывая, что экспорт газа является одним из ключевых направлений российской внешнеэкономической деятельности - добыча газа в 2017 г. оценивается в 635,6 млрд куб.м., часть которой в размере 215,5 млрд отправлена на экспорт [13]. Россия последовательно расширяла свою сферу поставок энергоресурсов, что привело к тому, что территория стран – покупателей российского газа вышла за границы Европейского Союза и стран СНГ [10].

Проект «Северный Поток-2» подразумевает строительство нового экспортного газопровода, проходящего через Балтийское море от района Усть-Луги Ленинградской области до конечной точки в районе Грайфсвальда на территории Германии. Реализацией проекта занимается компания NordStream 2 AG.

Проект «Северный Поток-2» является предметом острой конфронтации в международном информационном пространстве. Политический конфликт, развернувшийся вокруг строительства газопровода, вписывается в определенный контекст, в котором отстаивание интересов участников проекта сопровождается информационной войной. Медиа и СМИ играют роль центрального субъекта, инструмента политического давления и конфликтного взаимодействия. Медиаосвещение конфликта на почве строительства «Северного Потока-2» варьируется в зависимости от страны и сформированной ей позицией по данному вопросу. Разнообразие трактовки разворачивающихся действий свидетельствует о значимости различий в процессе передачи и представления информации [7], [8], [9].

«Северный Поток-2» отличается наличием, как прямых, так и косвенных участников, вовлеченность в проект которых основывается на общности и различиях преследуемых целей и интересов. Прямыми участниками являются государственные и негосударственные структуры, вкладывающие прямые инвестиции и поддерживающие финансирование проекта. Единственным акционером (51% акций) является «Газпром». В качестве прямых участников выступают Shell (Нидерландско-Британская компания), Engie (Франция), Wintershall (Германия), OMV (Австрия), Uniper (Германия). Каждая из выше перечисленных компаний – крупнейшие энергетические не только в рамках одной страны, но и во всем мире. В апреле 2017 г. данные компании подписали соглашении о финансовой помощи в осуществлении строительства газовой трубы «Северный Поток-2», руководствуясь повышением спроса на первичную энергию для поддержания собственной экономики и конкурентоспособностью российского газа.

Таким образом, по мере продвижения российского энергетического проекта «Северный Поток-2» сформировались два лагеря стран, прямо или косвенно участвующих в нем: противники, имеющие в своем распоряжении экономические и политические рычаги управления для торможения строительства трубы, и сторонники, сопротивляющиеся внешнему давлению.

Условно каждый лагерь стран подразделяется на дополнительные категории, строящиеся на общности интересов, целей или глобальных стратегий. Среди сторонников можно отметить такие страны, как Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Франция и Великобритания. Необходимо уточнить, что Скандинавские страны при отсутствии собственной добычи газа, постепенно увеличивают свою потребность в его потреблении [13]. В рамках строительства «Северного Потока-2» вовлеченность Скандинавских стран оправдана необходимостью подписания пакета документов о разрешении прокладки газопровода по дну Балтийского моря, свидетельствующего о соблюдении экологических норм.

Несмотря на многочисленные преимущества прохождения газопровода через Скандинавскую экономическую зону, только Финляндия однозначно с положительной стороны одобрила воздействие проекта на окружающую среду. Позиции Дании и Швеции необходимо рассматривать с учетом серьезного давления, оказывавшегося со стороны США на их окончательное решение, которое, в частности, обусловило подписание Датского законопроекта против строительства "Северного Потока-2", позволяющего принимать во внимание вопросы внешней политики, безопасности и обороны при принятии решения о том, давать ли согласие на прокладку силовых кабелей и трубопроводов в территориальных водах Дании. Многие эксперты и аналитики оценивают данный шаг в качестве противоречия европейским правовым нормам [2].

Швеция, подписывая согласие на строительство трубы, признала соблюдение требуемых экологических норм, тем не менее, выразила недовольство дестабилизацией экономики Украины как транзитного государства, а также нарушением энергетической безопасности ЕС [16].

Германия, Франция и Великобритания являются одними из наиболее надежных партнеров проекта «Северный Поток-2». Во многом их энергетический комплекс зависит от поставок газа из Нидерландов, Норвегии и РФ. Преимуществами подписания данного контракта выступают прямой доступ к российскому газу и доступность обеспечения крупномасштабных поставок. В случае Франции и Великобритании следует также учитывать роль поставок газа в реализацию намерений отказа от использования угля и перехода на альтернативную энергетику.

Несомненно, общими альтернативными издержками, свойственными данной категории стран, являются ухудшение отношений с США и последовавшие санкции на деятельность компаний-спонсоров проекта. Выбор не в пользу поставок сжиженного природного газа американского происхождения повлек за собой острую агрессию со стороны Соединенных Штатов. В рамках сложившейся ситуации Германии была вынуждена пойти на уступки и понести дополнительные траты на строительство первого СПГ-терминала в городе Брунсбюттель в земле Шлезвиг-Гольштейн для снижения накала политического конфликта.

Противниками энергетического проекта являются США, Польша, Украина, Балтийские страны – Эстония, Латвия, Литва. США следуют геостратегическому плану крупных поставках сжиженного природного газа, который вступает в конкуренцию за потребителя с поставками российского газа через трубу «Северный Поток-2». США не могут допустить ослабление своей позиции на европейском энергетическом ранке, что приводит к введению санкций и интенсивной агитации стран Восточной Европы против реализации проекта с РФ. Руководствуясь исключительно мотивами борьбы за потребителя и газовый рынок, США, оппонируют сторонникам «Северного Потока-2», настаивая на несправедливой дестабилизации экономического положения Украины как транзитного государства, на сокращении возможностей энергетической диверсификации в Европе, на излишнем монопольном влиянии России на европейскую экономику и на нарушении энергетической безопасности ЕС.

Аналогичными, по сути, аргументами оперирует Польша, опасаясь потери доходов от транзита газа и снижения темпов наращивания своей репутации посредника на европейском рынке газа. Однако являясь импортером российского газа, Польше выгоден проект «Северный Поток-2». Антироссийская позиция Польши по данному вопросу объясняется игрой США, в которой Польша всего лишь инструмент для блокировки российских энергетических проектов. Следуя американской политике, Польша обосновывает необходимость снятия с повестки строительство газопровода, ссылаясь на принципы антимонопольного законодательства ЕС.

Занимая должное место в возникшем конфликте, Украина в своих действиях руководствуется «нечестной» потерей доходов от транзита российского газа через ее территорию. Учитывая невозможность блокировки проекта, в 2018 г. в Стокгольмский арбитраж Украиной был подан иск на "Газпром" с просьбой компенсации недополученной тарифной выручки на 12 млрд долл. [12].

Позиция Балтийских стран отличается непостоянностью и неопределенностью. Балтийские страны лишены запасов газа, замещая данный пробел поставками американского сжиженного природного газа. Согласие западных стран Европы инвестировать в реализацию проекта по поставкам российского газа обернулась для Эстонии, Латвии и Литвы отказом европейских стран финансировать проект по размещению на территории этой группы стран хранилища СПГ из США. Балтийские страны высказывают опасения о несоответствии деятельности «Газпрома» законодательству ЕС и принципам Энергетического союза. В целом, Эстония, Латвия и Литва, осознавая силу поддержки российского проекта Западной Европой, навязывают иллюзорное согласие на продолжение строительства трубы.

Система STATISTICA содержит статистические анализы данных, согласно которым представляется возможным провести анализ связи двух качественных признаков в исследуемых странах – Польше, Эстонии, Литве, Латвии, Украине, Дании, Финляндии, Швеции, США, Германии, Франции, Великобритании. Первый признак – «Функция» (варианты «мешает», «помогает» реализации проекта) поочередно сравниваются со вторым признаком – второй признак – А) «Польза от проекта» (варианты «Да» и «Нет»); Б) «Вред от проекта» (варианты «Да» и «Нет»); В) «Давление США» (варианты «Да» и «Нет»).

Интерес представляет также непараметрический метод корреляционного анализа Спирмена, в результате которого статистически значимых результатов выявлено не было. В целом допустимо сделать вывод об отсутствии взаимосвязи между одним фактором и решением страны по отношению к проекту в целом.

Для поиска закономерностей группирования признаков применяется кластерный анализ, в результате которого сформировались две больших группы в 1-ом кластере – потребление и добыча газа и во 2-ом – все остальные признаки, которые, в свою очередь, выделили отдельную подгруппу: минусы от проекта, давление со стороны США и предоставленная документация, которая влияет на реализацию проекта (рис. 1).

Рис. 1 –  Иерархическая классификация

Факторный анализ позволяет статистически значимо выявить два фактора – компоненты плюсы от проекта и политическую позицию страны и минусы от проекта. Налицо многофакторность во влияние на реализацию проекта. При анализе позиций двух лагерей стран прослеживается «центробежная тенденция», которую можно представить в виде кругов Эйлера (рис.2). «Центробежной тенденцией» является распространение влияния позиции США на другие страны, вовлеченные в реализацию проекта «Северный поток -2».

Рис. 2 –  Круги Эйлера «Участники СП-2»

В долгосрочной перспективе сжиженный природный газ может претендовать на статус преемника нефти и другого углеводородного сырья. Мировой товарооборот СПГ растет примерно на 6-8% в год. Если эта тенденция сохранится, то в 2020 г. доля СПГ в мировой торговле газом составит около 35%, а в 2030 году на долю СПГ может оказаться до 60% торговли природным газом [17]. Для полноценной реализации экономического потенциала стран необходимы технологические прорывы, модернизация транспортировки и доставки до места сбыта. Именно методы сжижения газа и его морской доставки в сжиженном виде решит выше поставленную проблему. Опыт многочисленных стран является тому примером. Главное преимущество сжиженного природного газа перед доставкой газа трубопроводами заключается в том, что при хранении и транспортировке он занимает значительное меньший объем, что, следовательно, понижает затраты на единицу продукции. Несмотря на это рынок сжиженного природного газа претерпевает ощутимые изменения, что отражается на всех других энергетических проектах, в частности, на «Северном Потоке-2».

Конкуренция американского сжиженного природного газа с поставками через строящийся газопровод лежит в основе противоборства двух лагерей проекта. Тем не менее, перспективы реализации и окупаемости «Северного Потока-2» коррелируются с двумя дополнительными качественными изменениями в отношении поставок и покупки сжиженного природного газа.

Во-первых, современный конфликт вокруг Катара может поставить под сомнение продолжение контракта о поставках сжиженного природного газа в Европу. Возникшая конфронтация интересов может привести к повышению цены на сжиженный природный газ на европейской бирже. Необходимо учитывать, что газ поставляется через Суэцкий канал, где Катару предоставлялась экспортная скидка, которая в случае ее отмены сильно повлияет на уровень цен катарского сжиженного газа для Европы. Следовательно, при выборе между менее рентабельными поставками катарского газа и подписанием контракта о поставках через «Северный Поток-2» Европа может сделать выбор в пользу российского сырья. Подводя итог сказанному, конфликт, возникнувший на почве выхода Катара из ОПЕК и возможных нововведений в отношении поставок катарского газа, может укрепить позиции «Северного Потока-2» в Европе. Однако на данный момент это теория носит только гипотетический характер [3].

Во-вторых, особого внимания заслуживают закупки сжиженного природного газа Китаем. За последние годы они увеличились на 5%. В дальнейших планах Китай хочет стать мировым лидером по закупкам сжиженного природного газа. Поэтому «Газпром», заинтересованный в рынке Китая, пересматривает приоритеты в долгосрочной перспективе, опасаясь потерять данного партнера-покупателя из-за отставания в отношении развития переработки и транспортировки сжиженного природного газа. Оценивая трудности и барьеры при реализации последних трубопроводных проектов, «Газпром» принял решения о корректировке инвестиций в проект «Северный Поток-2» ввиду их переадресации на многообещающие проекты в сфере сжижения и доставки газа [1], [11].

Экономический проект «Северный поток-2» имеет своих сторонников и противников. Инвесторы проекта являются поддерживающей стороной и преследуют своей целью крупномасштабные поставки российского газа ввиду повышения спроса на первичную энергию. Большая часть участников остается на стороне оппозиции под предлогом нарушения энергетической безопасности ЕС, дестабилизации экономики Украины, нарушения международных правовых норм, сокращения возможностей энергетической диверсификации. Под влиянием давления со стороны США, наблюдаются центробежные тенденции выхода из альянса сторонников проекта.

Имеет место многофакторность во влиянии на реализацию проекта. Важную роль играют такие факторы, как плюсы, минусы для страны от реализации проекта, а также политическая позиция правящей политической элиты. Политическая борьба вокруг газопровода «Северный Поток-2» подвержена также внешним факторам, как, в частности, конфликт вокруг Катара, способного привести к повышению ценна сжиженный природный газ, укрепив рентабельность поставок российского природного газа. Другим определяющим перспективы развития газопроводной системы является изменение приоритетов «Газпрома» в пользу новых тенденций на рынке закупщиков российского газа.

Список литературы:

  1. Громов А. «Северный поток-2» на диете // URL: http://polit.ru/article/2018/11/21/nordstream/, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  2. Конопляник А. Эволюция ценообразования на газ в континентальной Европе / А.Конопляник // Газовый бизнес. - 2009. - C. 78-80.
  3. Королева А. Скандал с Катаром усилит позиции «Северного потока-2» / А.Королева // Expert Online. - 2017. // URL: http://expert.ru/2017/06/8/potok/, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  4. Майорец М. Сжиженный газ – будущее мировой энергетики / М.Майорец // Альпина Паблишер. - 2013. -360 с.
  5. Масумова Н.Р. Дисбалансы в Турции / Н.Р.Масумова // Мировое и национальное хозяйство. - 2015. - №1(32). // URL: http://www.mirec.ru/2015-01/disbalansy-v-turcii, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  6. Масумова Н.Р. Турция: новый центр распределения энергоресурсов в Евразии / Н.Р.Масумова, Е.А.Васильева // Трубопроводный транспорт: теория и практика. - 2015. - №5(51). - С. 52-55
  7. Меньшиков П.В. PR в контексте российской внешней политики / П.В.Меньшиков // Международные коммуникации. - 2016. - №1. // URL: http://www.intcom-mgimo.ru/2016-01/polit-pr, свободный (дата обращения: 09.12.2018).
  8. Меньшиков П.В. Информационная политика России / П.В.Меньшиков // М.: МГИМО-Университет. - 2017. - С.135-174; 174-200.
  9. Меньшиков П.В. Актуальные аспекты информационного обеспечения российской внешней политики. Медиапространство многополярного мира : сборник научных статей. / под ред. Ел.В.Мартыненко. М.: РУДН. - 2017.- С.346-359.
  10. Молчанов C.М. Основы проектного финансирования / С.М.Молчанов // Инфротропик Медиа. - 2018. - 412 с.
  11. Мониториг СМИ - Министерство энергетики, 2018. URL: https://minenergo.gov.ru/system/download/10711/79961, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  12. Charles-Henri Larreur "Financements structurés", Ellipses, 2014.- 237 р.
  13. Global Gas Report, 2018. URL: https://www.igu.org/events/wgc-2018, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  14. Statistical Review of World Energy, 2018. URL: https://www.bp.com/en/global/corporate/energy-economics/statistical-review-of-world-energy.html, свободный (дата обращения 09.12.2018)
  15. 10 trends transforming climate and energy, 2018.  URL: https://ec.europa.eu/epsc/sites/epsc/files/epsc_-_10_trends_transforming_climate_and_energy.pdf, свободный (дата обращения 09.12.2018).
  16. Vaclav Smil. Energy myths and realities: bringing science to the Policy debate. Washington, DC: The AEI Press 2010. - 232 р.
  17. Yescombe E.R. Principles of project finance, Academic Press, 2015. - 670 p.

The methodology of approaches to the communication maintenance of the project north stream 2 under political confrontation and economic instability

Elena Romanova,
Department of World Economy and International Relations. Faculty of International Relations RANEPA under the President of the Russian Federation.
119606, Moscow, Vernadsky Prospekt, 84.
E-mail: elesrom@gmail.com.

Annotation: The article analyses the reasons affecting the character and the specificity of the conflict of interests of various political forces regarding the project North Stream 2 that has a huge reflection in the international information space.

Key words: Political communication, PR in business, natural gas, North Stream 2, liquefied natural gas, economic and political contradictions, influence factors.