Журнал «Международные коммуникации»

Издание факультета Международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

Новости МИД России

Error parse RSS

№4

Коммуникации

Эволюция государственной информационной политики в России

П.В.Меньшиков

Меньшиков Петр Витальевич,
к.ист.н., доцент кафедры рекламы и связей с общественностью
МГИМО МИД России.
119454, Москва, проспект Вернадского, 76.
E-mail: menshikov-petr@rambler.ru

Аннотация: Статья посвящена анализу эволюции и современного этапа деятельности российского государства в сфере информационной политики.

Ключевые слова: государственная информационная политика, идеология, пропаганда, стратегия национальной информационной политики, информационные и телекоммуникационные технологии, единое информационное пространство России, информатизация механизмов государственного управления, информационные ресурсы России, информационный суверенитет.

 

Информационная политика России, как многофункциональная комплексная политическая и идеологическая по своему характеру задача государственного управления имеет системный характер и направлена на согласование интересов граждан, общества и государства. Ее цель заключается в построении информационного общества как основы социально-экономического, политического и культурного развития страны. Целенаправленное государственное регулирования информационной сферы является характерной отличительной чертой функционирования системы законодательной и исполнительной власти всех без исключения современных промышленно развитых стран. Согласно утвердившемуся в специализированной российской литературе определению, информационная политика в целом рассматривается как действенный инструмент политического воздействия и эффективное средство достижения политических целей. Субъекты информационной политики способны с помощью информации оказывать воздействие на сознание, психику людей, их поведение и деятельность как в интересах государства и гражданского общества, так и в собственных интересах.

Задача формирования или соответствующей перестройки государственной информационной политики с целью кардинального повышения ее эффективности приобрела особое значение в условиях нарастающей с конца ХХ века пятой информационной революции, связанной с созданием глобальных трансграничных информационных компьютерных сетей.

В конце первого – начале второго века н.э. в Китае Чай Лунем была изобретена бумага, сохраняющая и в наши дни свое первозданное значение материального носителя информации. Изобретение письменности и связанные с этим колоссальные изменений в способах хранения информации привели к первой информационной революции. Изобретение книгопечатания в Китае в XI веке и – особенно – в Западной Европе в середине ХV века – вторая информационная революция – кардинальным образом расширили возможности распространения и тиражирования информации. В известной степени была трансформирована социальная структура механизма обеспечения доступа к знаниям, что заложило важную основу для возникновения последующих буржуазных революций. Третья информационная революция связана с изобретением электричества и качественно новых технологий и средств записи, воспроизведения, а в последствии и скоростной передачи информации (фотографии-дагеротипии, фонограф, радио, телефон, телеграф, кинематограф) в конце XIX века. Информация превратилась в товар, реализуемый массовым порядком в реальном времени.  Закономерно возникла постоянно разрастающаяся в масштабах система определенного информационного взаимодействия уже в масштабах всего общества между властью и населением, включая межличностные отношения. Деятельность средств массовой информации становится трансграничной.

С середины ХХ века интенсивность набирает четвертая информационная революция. В ее основе лежит практически неограниченная в географии распространения электронная обработка информации на основе применения вычислительной техники, бурного развития телекоммуникационных технологий, спутниковых и оптоволоконных систем связи, переход к повсеместному использованию персональных компьютеров с их массовым производством начиная с 1977 г. В 1986 г. американский историк и социолог, профессор коммуникаций и социологии Анненбергской Школы коммуникации при университете Южной Калифорнии Э.Р. Бениджер, известный мировой авторитет в области исследований технологических и экономических истоков информационного общества, разработал концепцию пятисекторной модели информационного общества.

Первый сектор – извлечение материи из окружения для продуцирования энергии. Второй – синтез материи и энергии в более организованных формах. Третий – инфраструктура распределения материи и энергии в системе. Четвертый – параллельная инфраструктура сбора, обработки и распределения информации, необходимой всем живым системам для контроля за материальными потоками. Пятый – социальное программирование и коллективное или репрезентативное принятие решений для осуществления контроля. Прошедшие более тридцати лет подтвердили правильность идей, заложенных в концепции Э.Р. Бениджера, согласно которым четвертый и пятый секторы являются сугубо информационными. Практически все развитые страны постиндустриального мира движутся в направлении именно такой пятисекторной модели современного информационного общества. Информация понимается как важнейший национальный ресурс, являющийся отдельным приоритетным направлением государственной политики в самом широком смысле этого понятия.

В современных условиях имеет место переход к качественно новому этапу инновационной экономики, индустрии 4.0. Наиболее важным компонентом развития цивилизации стала информационная революция. Ее неизбежность с точки зрения факторов лавинного нарастания глобальных информационных массивов и стремительного прорывного совершенствования коммуникационных технологий в середине ХХ века была предсказана многими учеными-кибернетиками, в особенности идеологами информатизации Н. Винером и Д. Беллом (США). Принципиально новый качественный уровень цифровых информационных онлайн технологий обусловил возникновение и качественно нового этапа в эволюции процессов информатизации всех без исключения сторон общественной жизни.  Они стали неотъемлемым, а по ряду направлений и доминирующим фактором и мировой, и национальной политики, и глобальной и внутристрановой экономики, и общественно-социальной, культурной жизни практически каждого государства и народа.

Важнейшим ресурсом периода аграрной революции была земля. В эпоху первой промышленной революции (1760-1840 гг.) – железо - паровая машина, железные дороги. Для второй промышленной революции (XIX - начало ХХ века) – электричество, переход к конвейерному производству. Третья (вторая половина ХХ века) – ЭВМ, полупроводники, Интернет, персональные компьютеры. В информационном обществе основным сырьевым ресурсом становятся информационные данные. Информация является исходным ресурсом для разработки государственной политики и осуществления государственного управления в любой сфере жизнедеятельности общества и государства.

Кто владеет информацией, тот владеет миром, сказал в свое время У. Черчилль. Спустя десятилетия президент США Р. Никсон, выступая в Совете национальной безопасности США по вопросам финансирования оборонных расходов, заявит: доллар, вложенный в информацию и PR, более ценен, чем десять долларов, вложенных в системы вооружений. Современные информационно-коммуникационные технологии становятся доминирующим фактором глобализации. Именно в этом и заключается особая специфика в т.ч. уже начавшейся в индустриально развитых странах мира четвертой промышленной революции.

Научно-технический прогресс последних десятилетий обусловил революционный прорыв в развитии информационных технологий. Из семи миллиардов жителей планеты шесть миллиардов имеют в той или иной форме доступ к системе мобильной связи. Если на рубеже веков в 2000 г. только 25 проц. всех данных по всему миру хранилось в оцифрованной форме, то уже семь лет спустя этот показатель стремительно достиг 94 проц. Из общего мирового объема дигитализированных данных 90 проц. генерировано за прошедшие несколько лет.  Ежегодно общий объем оцифрованной информации возрастает в среднем на 50 проц.  Ежедневно в минуту рассылается более двухсот миллионов сообщений по электронной почте, размещается около 216 тыс. новых фотографий в Instagram, 72 часа видео на YouTube, по каналам которого ежемесячно распространяет более шести миллиардов часов видео контента, делается порядка 2,4 млн. постов в Facebook, ежедневно отсылается 30 млрд. сообщений через мессенджер WhatsApp.  За один 2015 г. было генерировано 5,6 зеттабайт информационных данных – что равно триллиарду (десяти в двадцать первой степени) байт или одному миллиарду гигабайт. Процесс сохранения одного гигабайта данных обходится в среднем менее, чем в 0,03 долл. в год в сравнении с 10 тысячами долл. всего два десятилетия назад.

Такой гигантский, постоянно растущий объем информации касается всех и каждого. Разведывательное сообщество США, как показали разоблачения последних лет, ведет глобальный сбор информации по всему миру, отслеживая даже разговоры по личным мобильным телефонам глав государств и правительств наиболее близких партнеров по НАТО. Хорошо известен прецедент с прослушкой АНБ канцлера ФРГ А. Меркель.

Информационно-коммуникационные технологии выступают в качестве основного средства цивилизационного прогресса, соединяя в себе воедино и одновременно для человечества и колоссальное благо, и глобальные угрозы, и совершенно новые вызовы.

Благо – открывая совершенно новые горизонты развития инновационной цифровой экономики, трансграничного общения миллиардов людей по всей планете, обеспечения беспрепятственного доступа в режиме реального времени к колоссальным массивам знаний и информации, превращая коммуникацию в действительно всеобъемлющий фактор развития нашей цивилизации.

Угрозу – неизбежно порождая те ее все более новые и опасные формы и виды, на которые человечеству еще придется искать адекватные средства противодействия. От проблематики разрушения личного пространства и переживающих качественно новую фазу технологического совершенствования информационных войн до нового феномена ХХI столетия – уже ставших реальностью нашего времени массированных кибератак и кибервойн, абсолютно новых форм конфликтов, не регулируемых в должной мере ни существующим международным законодательством, ни эффективными механизмами международного противодействия.

Вызовы – в частности, связанные с развитием искусственного интеллекта и робототехники. Ожидается, к примеру, что к середине 2020 г. 90 процентов всех информационных сообщений в СМИ будут автоматически генерироваться на основе соответствующих алгоритмов, полностью исключая какое-либо участие человека. Другой аспект – неготовность мирового сообщества в целом к имеющим место постоянно ускоряющимся практически в геометрической прогрессии темпам развития информационной составляющей нынешней глобальной мировой системы. Достаточно сослаться в данном контексте на известное решение Европейского суда от 6 октября 2015 г., прекратившего в одностороннем порядке действие договора между ЕС и США о передаче со стороны Евросоюза в Соединенные Штаты сведений, касающихся личных данных граждан ЕС.

Полномасштабное вовлечение государства в целенаправленное регулирование информационной политикой является, таким образом, исторически закономерным, правомерным и необходимым для развития любого современного постиндустриального общества действием в интересах оптимизации государственного управления с целью создания полномасштабного открытого информационного национального пространства. Такая сфера деятельности государства обуславливается в первую очередь национальными интересами, направленными на укрепление информационного суверенитета, обеспечение информационной безопасности, целостности национального информационного пространства, его адекватной интеграции в мировое информационное пространство при строгом соблюдении отмеченных выше национальных интересов и национальной информационной суверенности.

Полный или частичный отказ от национального информационного суверенитета, пренебрежение в любой форме требованием неукоснительного соблюдения национальных интересов в информационной сфере неминуемо ведут к потере контроля над национальным суверенитетом в целом. Такова непреложная истина нашего времени, времени прекращения существования биполярного мира и идущего процесса выработки путей перехода к миру подлинно многополярному, времени т.н. «гибридных» войн, санкционной политики, крайней идеологизации всей системы международных отношений, кибертерроризма и киберпреступности.

В отечественной и зарубежной научной литературе даются различные определения государственной информационной политики, однако по своему смыслу принципиальных расхождений в подходах к определению ее сути в принципе не наблюдается. В странах Запада регулирующая функция государственного управления общественным сознанием определяется понятием коммуникационная политика, в самое последнее время все шире употребляется термин медийная политика. Наиболее распространенным среди отечественных ученых является определение государственной информационной политики  как способности и возможности субъектов политики воздействовать на сознание, психику людей, их поведение и деятельность с помощью информации в интересах государства и гражданского общества и, в более широком контексте, как особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленная на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями в интересах реализации центральной задачи обеспечения конституционного права граждан на доступ к информации.

В данном контексте представляется крайне важным подчеркнуть, что деятельность государства в сфере информационной политики, информационное взаимодействие между властью и ее электоратом, информационное обеспечение внутри страны и за рубежом государственной политики, если вынести за скобки сугубо технологические аспекты области информатики, всегда была, есть и будет оставаться на обозримую перспективу политической и идеологической  по своей сути функцией государственного управления общественным мнением вне зависимости ни от характера государственной власти – демократического, авторитарного, тоталитарного и т.п., ни от ее формы – парламентской, монархической, президентской и т.п.

Информационная политика как процесс комплексной двусторонней коммуникации власти и общества, как важнейший канал формирования массового сознания, информирования граждан о деятельности органов власти, распространения официальной позиции по всему спектру вопросов внутренней и внешней политики не может не иметь идеологического характера. События сегодняшних дней, так и исторический опыт всех существовавших ранее форм государственности однозначно подтверждают данный факт – государственная информационная политика есть и всегда будет действенным инструментом политического воздействия, средством достижения политических целей государства. Ведь именно информационные процессы лежат в основе внешней и внутренней политики, внешне – и внутриполитической жизни любой страны, современного общества в целом.

В контексте отмеченного факта выполнения государственной информационной политикой (ГИП) функции формирования массового общественного сознания закономерно возникают два вопроса. Не является ли ГИП в определенных условиях неким охранительным средством находящегося у власти истеблишмента, функцией консервации существующего властного статус-кво, что входит в противоречие с интересами массового общественного мнения и тормозит процессы социально-политических преобразований в обществе?  И не присущи ли ГИП пропагандистские функции в интересах того же властного истеблишмента? Ответ и на первый, и на второй вопрос не может быть однозначным.

Государство в странах с демократической формой устройства власти и отлаженными демократическими механизмами и процедурами (верховенство закона, четкое разделение исполнительной, законодательной и судебной власти, действенный общественный контроль за деятельностью госорганов в т.ч. со стороны СМИ и т.п.) в условиях многопартийной политической системы и строго прописанных принципов сменяемости власти в силу этих самых демократических процедур практически лишено реальной возможности продолжительного сохранения явного противопоставления интересов власти и общества. Безусловно, в странах с не демократической политической системой и авторитарными режимами положение не может не выглядеть прямо противоположно. Однако, как показал пример раскола американского электората и политического истеблишмента фактически на две равные по сопоставимости части с избранием Д. Трампа на пост Президента США, открытое противостояние администрации Белого дома со стороны, в частности, законодательной власти и СМИ, явно преследующих цель импичмента Д. Трампа, вынуждают его идти на весьма противоречивые действия во внешней и внутренней политике исключительно с целью сохранения своего президентского статуса.

Термин «пропаганда» исторически сильно скомпрометирован. С ним ассоциируется, как правило, нацистская пропаганда Геббельса. Или утопическая по своей сути коммунистическая пропаганда. Но вряд ли у кого вызывает особые нарекания словосочетание «пропаганда здорового образа жизни» или пропаганда отказа от курения, пристрастия к алкоголизму, употребления наркотиков. Пропаганда пропаганде рознь. И пропаганда отнюдь не синоним манипуляции массовым сознанием. В теории пропаганды есть понятия пропаганды позитивной, конструктивной, и, напротив, негативной, деструктивной. Иногда грань между этими двумя диаметрально противоположными методами государственной информационной активности крайне тонка. Прибегает ли современное государство в своей информационной политике к относящимся к пропаганде методам? Да, прибегает. Всегда ли эта пропаганда или ответные действия в виде контрпропаганды носят конструктивный, а не деструктивный характер? Нет, далеко не всегда и не везде.

Тогда возникает еще один вопрос – может ли в принципе информационная политика, в том числе и ГИП быть свободной от ее идеологической составляющей? Нет не может, и не должна. В сегодняшнем мире «гибридных» и «информационных» войн, «оранжевых революций», в повсеместной обстановке не соперничества и конкуренции, а агрессивного информационно-пропагандистского противоборства и открытой информационной конфронтации идей и жизненных ценностей отказ от идеологической направленности ГИП одного государства неминуемо приведет к неизбежны и весьма болезненным ударам по его информационному суверенитету.  Идеология никогда и нигде не приемлет идеологического вакуума. Отказ от пропаганды, в том числе, как функции государственной информационной политики, на обозримую перспективу будет оставаться исключительно иллюзорным видением, неким реально не осуществимым на практике утопическим по сути благим помыслом.

Можно сколько угодно заявлять об отсутствии государственной пропаганды и контрпропаганды, призывать к ее недопущению в подконтрольных государству СМИ. Все это не будет отвечать реальному положению дел в информационном секторе любого государства мира вне зависимости от существующей там политической системы или уровня развития демократии. Президент США Д. Трамп активно задействует потенциал социальных сетей, используя их для трансляции информации в прямом смысле из первых рук, так как американские СМИ, по его мнению, предвзято освещают деятельность избранного Президента и его администрации. У Д.Трампа 35 млн. подписчиков в Twitter, на десятки миллионов больше, чем на официальных аккаунтах президента Соединенных Штатов. Прямое участие Президента США в глобальном информационном онлайн пространстве в принципе противоречит американской практике официальной коммуникации главы Вашингтонской администрации. 20 июля 2017 г. Д. Трамп с целью уберечь зрителей, по его словам, от «фейковых» новостей, запустил трансляцию из Trump Tower в Нью-Йорке собственной новостной программы на своей личной странице в Facebook, где у него более 22 миллионов подписчиков, хотя в ходе президентской выборной кампании в сентябре 2016 г. отрицал намерение создать какую-либо личную медиакомпанию, даже в случае, если он проиграет президентские выборы. Ведущей информационного канала Д. Трампа в популярной соцсети стала его невестка Лора.

Конституции большинства стран не допускают наличия официальной государственной идеологии. Однако никто и ничто в реальности не в состоянии воспрепятствовать идеологизации информации на всем протяжении ее жизненного цикла от практики селективного подбора информации, задействования различных форм ее конструирования и обработки, приемов подачи, распространения и тиражирования, программирования форм восприятия, вплоть до применяемых механизмов ее сокрытия, архивации или утаивания до тех пор, пока она не станет отвечать интересам ее распространителей. Причем интересам, далеко не всегда адекватным объективным информационным потребностям общества. Вопрос здесь в другом. Отвечает ли государственная пропаганда национальным интересам, интересам общества в целом и преследует ли она действительно конструктивные цели.

Информационная политика – государственная, негосударственная, классовая в прошлом, но всегда идеологически ориентированная, является инструментом идеологического воздействия и средством достижения политических целей за счет воздействия коммуникационно-информационными средствами на сознание людей с целью формирования отвечающей национальным интересам идеологической, политической, экономической, социальной и любой другой общественно значимой системы взглядов, мнений, знаний, суждений и оценок людей, влияющих на восприятие массовым общественным мнением политики государства. Термин «национальные интересы» применительно к методологии формирования государственной информационной политики употребляется отнюдь не случайно в противоположность понятию «государственные интересы». Всемирная история знает немало примеров явного противоречия интересов конкретной формы государственного устройства национальным интересам общества в целом. Наглядным примером является нацистское государство периода третьего рейха, интересы которого вопиюще противоречили жизненным национальным интересам Германии и ее народа.

 Государственная информационная политика – и об этом весьма однозначно свидетельствует опыт всех индустриально развитых стран без исключения – одна из важнейших регулирующих управленческих функций современного суверенного государства. Информационная сфера в целом является ключевым системообразующим фактором функционирования общества и самого государства. Большинство российских ученых придерживаются точки зрения о том, что наиболее актуальная комплексная проблема управления современным государством сводится, в конечном счете, именно к разработке государственной информационной политики, отвечающей потребностям и интересам общества, и к ее практической реализации путем эффективного государственного регулирования информационной сферы. При этом государство выступает одновременно и объектом, и субъектом информационной политики.

Задача построения информационного общества как основы социально-экономического, политического и культурного развития посредством инструментария государственной информационной политики целенаправленно и последовательно реализуется всеми государствами цивилизованного мира на основе краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных целевых программ. В первую очередь это касается стран «Большой семерки» и государств-членов ЕС. В Евросоюзе уже несколько десятилетий действуют специальные рекомендации Комиссии Европейского сообщества по формированию информационного общества. США, Канада, Великобритания, Франции, ФРГ, Италии и Японии совместно работают, в частности, над созданием глобальной информационной инфраструктуры. Создание единого информационного пространства признана одной из приоритетных проблем и в других развитых странах мира.

В обобщенном виде, государственная информационная политика индустриально развитых стран на современном этапе преимущественно сводится к задачам регулирования рынка информационной продукции и услуг посредством поощрения динамичной конкуренции и  борьбы с монополизацией данной сферы, содействию привлечения в нее частных инвестиций, установления гибких условий государственного регулирования, обеспечения прав и технических возможностей доступа к информации всего населения, защите национального культурного наследия и языка, противодействию культурной экспансии (что наиболее характерно, в частности, для стран ЕС в их сколь весьма успешной, столь и малоизвестной в России политике недопущения на национальное телевидение и кинопрокат продукции «массовой культуры» по стандартным шаблонам «made in USA»); признания и учета различий, включая культурное и лингвистическое разнообразие; равенство возможностей для всех граждан в праве на обеспечение открытого доступа к сетям и универсального доступа к информационным услугам; охране интеллектуальной собственности и борьбы с пиратством на рынке информационной продукции и услуг, а также обеспечения информационной безопасности.

Мировой опыт свидетельствует, что в компетенцию государства входит формирование комплексной концепции стратегии национальной информационной политики, в которой определяются основные контуры информационного развития государства и общества, разрабатывается нормативная база и организационно-технический инструментарий деятельности государственных органов в сфере обеспечения информационной безопасности, управления информационными потоками и ресурсами, разноуровневые функциональные механизмы государственного управления передовыми высокотехнологичными информационными технологиями и высокоскоростными телекоммуникационными сетями связи; задачи комплексного развития информационной инфраструктуры от научных исследований до внедрения передовых информационных технологий и их должной коммерциализации; формы содействия формированию или прямого участия государства на национальном рынке информационной продукции и услуг.

Важнейшим направлением государственной информационной политики является постоянное расширение и углубление всестороннего коммуникационного взаимодействия с национальным общественным мнением в целом, его отдельными специфическими аудиториями и институциональными институтами гражданского общества во всей широте представляемого ими спектра мнений. Центральной задачей государственной информационной политики в данном контексте является обеспечение открытости государства для населения страны, создание на технологическом и организационном уровне подлинно эффективной постоянной двусторонней коммуникации власти и общества по всей властной вертикали от высших эшелонов власти до низовых органов местного самоуправления во всех сферах жизнедеятельности общества и государства посредством представления органами власти социально значимой структурированной информации для населения что, в итоге, реализует легитимирующую функцию политической коммуникации.

К функциям государственной информационной политики относится также реализация предусмотренных национальным законодательством комплекса ограничительных мер информационной деятельности, а также системная деятельность по подготовке профильных профессиональных кадров.

Современная государственная информационная политика Российской Федерации в полной мере реализует весь приведенный выше спектр задач. Безусловный приоритет придается обеспечению национального суверенитета и национальной безопасности в информационной сфере в самом широком значении этих понятий. ГИП России носит системный комплексный характер, научно обоснована, учитывает специфику духовных ценностей, отвечающих национальным интересам и культурно-историческим традициям Российской Федерации, ментальные особенности российского многоконфессионального и многонационального общества, как и учитывает представляющие практический интерес передовые наработки зарубежного опыта построения государственной информационной политики. ГИП России включает в себя нормативно-правовые, организационно-технические, экономические, организационные, социально-культурные и научно-образовательные компоненты.

Комплексность ГИП России выражается во включении в сферу ее компетенций проблематики реализации гарантируемого Конституцией Российской Федерации права граждан и юридических лиц на свободное получение и распространение информации для массового пользования; разработку информационного законодательства; обеспечение информационной безопасности; предусматриваемое российским законодательством регулирование деятельности национальных средств массовой информации; противодействие информационным идеологическим диверсиям; реализацию программ государственной политики информатизации, развития информационной инфраструктуры и системы информационных ресурсов, телекоммуникаций и связи; участие в международном информационном обмене; информационное сопровождение деятельности российского государства в сфере внешней, оборонной, экономической, социальной и культурной политики; реализацию программ формирования объективного имиджа за рубежом современной России; содействие обеспечению конкурентоспособных позиций отечественного информационного и информатизационного комплекса на мировом рынке профильных технологий, товаров и услуг.

Следует отметить, что такая комплексность ГИП России является достижением целенаправленных усилий российских органов власти, предпринятых за весь период, прошедший до настоящего времени с момента распада Союза СССР и первых десятилетий существования демократической России, когда предметом информационной политики являлось преимущественно государственное регулирование деятельности средств массовой информации.

Государственная информационная политика России обретала свои нынешние черты одного из приоритетных направлений комплексной политико-идеологической деятельности всей вертикали российских органов государственной власти и управления по мере и в прямой взаимосвязи с масштабными процессами укрепления всей российской государственности, осознанием важности разноплановой активности по решительному отстаиванию национальных интересов страны, в том числе, ее информационного суверенитета и информационной безопасности, построением открытого демократического информационного общества и единого открытого информационного пространства наряду с приоритетностью задачи обеспечения защиты конституционных прав и свобод российских граждан.

 Первое комплексное осмысление  целей, задач и объектов государственной информационной политики, основных направлений и механизмов ее реализации, результатов воздействия ГИП на социально-экономическое, политическое и культурное развитие Российской Федерации в конце XX и начале будущего века была предпринята в современной демократической России по инициативе Государственного Комитета Российской Федерации по связи и информатизации и Комитета Государственной Думы по информационной политике и связи с принятием на заседании Комитета Государственной Думы по информационной политике и связи 15 октября 1998 г. и на заседании Постоянной палаты по государственной информационной политике Политического консультативного совета при Президенте Российской Федерации 21 декабря 1998 г.  Концепции государственной информационной политики России[1].

Концепция впервые после провозглашения российской государственности конкретизировала и уточнила основные направления деятельности органов государственной власти и управления по становлению информационного общества в России, формированию единого информационного пространства страны и ее вхождению в мировое информационное сообщество. Было сформулировано и официальное определение понятия государственной информационной политики Российской Федерации как совокупность целей, отражающих национальные интересы России в информационной сфере, стратегических направлений их достижения (задач) и систему мер, их реализующих.

С начала 1990-х годов в России формировались и развивались принципы и положения государственной политики информатизации, выраженной в различных программах информатизации. Их основное содержание сводилось с небольшими вариациями к обеспечению научно-технических, производственно-технологических и организационно-экономических условий создания и применения информационных технологий, информационной инфраструктуры и системы формирования информационных ресурсов. При этом политика информатизации практически была отделена от политики, проводимой государством в области СМИ, связи и телекоммуникаций. На протяжении многих лет государственная информационная политика охватывала, главным образом, проблемы, связанные с деятельностью средств массовой информации. В Концепции содержание ГИП было несколько расширено и в него попали уже отдельные элементы защиты гарантированных Конституцией прав граждан и организаций на общедоступную информацию, а также некоторые аспекты информационной безопасности.

В рамках ГИП Концепция заложила  основу для решения таких крупных задач, как формирование единого информационного пространства России и ее вхождение в мировое информационное пространство, обеспечение информационной безопасности личности, общества и государства, формирование демократически ориентированного массового сознания, становление отрасли информационных услуг, расширение правового поля регулирования общественных отношений, в том числе связанных с получением, распространением и использованием информации, способствовала укреплению связи федерального центра и регионов, упрочению федерализма и целостности страны.

Концепция 1998 г. определила свободное создание, распространение и потребление информации как важнейшее конституционное право граждан, возведя государственную информационную политику в ранг серьезной движущей силы проведения в России демократических преобразований общества и государства, отражающую и учитывающую множество интересов граждан, общественных организаций и движений, федеральных, региональных и муниципальных органов власти, государственных организаций и коммерческих структур.

Безусловно, с момента принятия Концепции 1998 г. за прошедшие почти три десятилетия изменилось очень многое и в России, и в окружающем нас мире. Сегодня все мы живем условиях окружающей нас новой политической реальности. За прошедшие десятилетия проделана титаническая работа по созданию в стране мощной материально-технологической базы ГИП. Однако многие ключевые положения Концепции 1998 г. не потеряли своей актуальности и в наши дни, а сам этот документ стал по сути первой важной программной основой для последующей разработки и принятия целого ряда дальнейших стратегических программ развития информационного общества в нашей стране и совершенствования государственной информационной политики.

Разработка стратегических направлений ГИП, наряду с внешней, оборонной, социально-экономической политикой и политикой безопасности, осуществляется непосредственно Президентом России в строгом соответствии с полномочиями, функциями и обязанностями, возлагаемыми на главу российского государства Конституцией Российской Федерации. Начиная с 1994 г. конкретизация задач для органов государственной власти при определении основных направлений внутренней и внешней политики, затрагивающих в т.ч. информационно-коммуникационную сферу, имеет место в ежегодных Посланиях Президента РФ Федеральному Собранию.

Главная функциональная задача государственной информационной политики России в настоящее время – реализация национальных интересов Российской Федерации в информационной сфере, обеспечение ее информационного суверенитета и информационной безопасности. Объект информационной политики – информационная сфера жизни общества – печатные и электронные средства массовой информации, средства связи; информационное право и информационная безопасность. Субъект – государственные институты власти, органы и структуры, осуществляющие властные полномочия и обеспечивающие выполнение задач, стоящих перед государством. С данной точки зрения ГИП в ее качестве многофункциональной комплексной задачи государственного управления возможно подразделить соответственно на законодательную, административную и судебную составляющие. Приоритетная задача государственной информационной политики – обеспечение универсального повсеместного доступа к информации и информационным услугам, что является важнейшим условием успешного социально-экономического развития, укрепления единства и безопасности страны, консолидации российского общества.

Целью ГИП является также подготовка и реализация федеральных целевых программ по аналогии с действующей с 2001 г. программой "Электронная Россия", которые конкретизируют участие органов государственной власти и управления в рамках их компетенций в формировании и реализации государственной политики. 

Долгосрочной стратегической целью государственной информационной политики России является задача формирования открытого информационного общества на основе развития единого информационного пространства как пространства целостного федеративного государства, его интеграция в мировое информационное пространство с учетом национальных особенностей и интересов при обеспечении информационной безопасности на внутригосударственном и международном уровнях. В среднесрочной перспективе – создание единого информационно-телекоммуникационного пространства страны как базы решения задач социально-экономического, политического и культурного развития России и обеспечения ее национальной безопасности.

Различаются два аспекта государственной информационной политики: технологический (регулирование процесса развития компонентов информационной среды) и содержательный (приоритеты коммуникационной деятельности участников общественно-политического процесса). Государство оказывает регулирующее воздействие на обе центральные составляющие ГИПи социально-политическую, и технико-технологическую.

В настоящее время функции государственной информационной политики России заключаются  в первую очередь в содействии развитию в стране гражданского общества, обеспечении конструктивного диалога между властью и обществом, между органами государственной власти и управления всех уровней и средствами массовой информации; признании презумпции открытости информации для граждан и защиту их информационных прав; ориентации главных компонентов информационного пространства на обеспечение свободного обращения информации, реализацию на практике конституционного права на свободный поиск, получение, производство информации и ее распространение, обеспечение доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам; сохранении и укреплении духовно-нравственных ценностей российского общества, интеллектуального культурного и научного потенциала страны;  эффективной оперативной защите и активном наступательном противодействии по принципу действия на опережение  в отношении внутренних и внешних информационных угроз, идеологических диверсий и информационных провокаций. Следует также отметить, что открытость и доступность всей системы российских органов государственной власти и управления является и важной формой противодействия в стране проявлениям коррупции.

Отдельно следует упомянуть комплекс вопросов, связанных с государственной политикой информатизации. В контексте ГИП России работа ведется по следующим направлениям: создание эффективного современного высокотехнологичного национального комплекса информационных ресурсов и информационно-телекоммуникационной инфраструктуры; всестороннее развитие отечественного научно-технического и производственного потенциала, необходимого для завершения процессов формирования единого общероссийского информационно-телекоммуникационного пространства; стимулирование рынка передовых информационных и телекоммуникационных средств, современных, конкурентоспособных с зарубежными аналогами информационных продуктов и услуг.

По ряду направлений создания новейших информационных и телекоммуникационных технологий российский рынок информатики и информационной продукции уже в известной степени интегрирован в мировой. Создана эффективная технологическая база цифровых технологий в интересах отечественной оборонной промышленности. Сформулирован приоритет развития в стране цифровой экономики. Данный процесс приобрел в последние годы особое значение с точки зрения национальной безопасности страны ввиду проводимой странами Запада в отношении России явно рассчитанной на весьма продолжительный период политики санкций. В сложившихся внешних условиях особо актуальным является ускоренное завершение создание полномасштабной отечественной базы высококачественной современной информационной и телекоммуникационной продукции и гарантированная защита информационных ресурсов от несанкционированного доступа, надежное обеспечение безопасности действующих и создаваемых на территории страны информационных и телекоммуникационных систем. В неразрывной связи с этим задачами и требование наращивания всесторонней государственной поддержки процессам профильной подготовки и переподготовки отечественных высокопрофессиональных кадров.

С целью формирования единого системного подхода государства к развитию отрасли информационных технологий 1 ноября 2013 г. распоряжением Правительства РФ № 2036-р была утверждена Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014-2020 годы и на перспективу до 2025 г. [2]. Предполагалось, что реализация Стратегии будет содействовать снижению зависимости экономики страны от сырьевого экспорта за счет увеличения экспорта продукции отрасли информационных технологий до 11 млрд. долларов США; повышению производительности труда вследствие ускоренного внедрения информационных технологий в важнейшие сферы экономики; улучшению общего инвестиционного климата в России в интересах ускорения перехода к новому постиндустриальному технологическому укладу общества. Наряду с этим Стратегия предусматривала обеспечение информационной безопасности и высокого уровня обороноспособности страны, в том числе за счет создания современных средств реагирования и предупреждения глобальных информационных угроз.

В документе дан углубленный развернутый анализ состояния и перспективных направлений развития отрасли информационных технологий, указаны риски на пути реализации Стратегии и определены пути минимизации их последствий. В частности, приоритетным условием минимизации рисков названо декларирование стратегической важности развития отрасли на высшем политическом уровне, а наиболее эффективной мерой -  целенаправленная поддержка со стороны государства крупных успешных российских компаний в целях создания из них отечественных глобальных лидеров в информационных технологиях, которые смогут быть стратегическими инвесторами для средних и малых высокотехнологичных компаний внутри страны.

Размер российской отрасли информационных технологий в Стратегии определен как совокупный объем продаж продукции, произведенной российскими компаниями. Реализация мероприятий Стратегии должна была позволить поддержать средний темп роста отрасли информационных технологий на уровне, значительно превышающем средний темп роста валового внутреннего продукта (не менее чем в 3 раза за весь период), увеличить количество высокотехнологичных рабочих мест в российской отрасли информационных технологий с 300 тыс. мест в 2012 г. до 700 тыс. мест к 2020 г., а также обеспечить рост объема производства отечественной продукции и услуг в сфере информационных технологий с 270 до 620 млрд. рублей. Стратегия была принята до введения начиная с 2014 г. США и ЕС ограничительных секторальных санкций в отношении Российской Федерации, что обусловило внесение определенных корректив в прогнозируемые Стратегией контрольные показатели перспектив развития отечественной информационной отрасли экономики.

С учетом изменения внешней конъюнктуры, обусловленной санкционной политикой Запада в отношении России, особую актуальность приобрела известная инициатива ряда российских экспертов о необходимости создания правовых, экономических и организационных условий для объединения государственных и негосударственных информационных ресурсов, информационно-коммуникационных сетей и систем в единую общегосударственную информационно-коммуникационную инфраструктуру и систему национальных информационных ресурсов. Многое уже сделано.

Информатизация всех сфер государственного управления является в последнее время одним из приоритетных направлений информационной политики российского государства. Начиная с 2002 г. реализуется программа «Электронная Россия», которая значительно расширила применение современных IT-технологий в практике государственного управления. С 2007 г., в соответствии с поручением, данным Президентом РФ в ходе заседания Совета Безопасности по вопросам развития информационного общества в России, использование информационных технологий служит обязательным критерием эффективности работы ведомств, властей регионов и органов местного самоуправления в контексте принятых в рамках административной реформы  административных регламентов повышения эффективности государственного управления и совершенствования оказания гражданам страны публичных услуг. Внедрение новейших информационных и коммуникационных технологий и информатизация на их основе государственного управления - важнейший элемент организационно-технологической базы государственной информационной политики, соответствующей современным мировым тенденциям развития информационной сферы.

Так, к примеру, в июле 2017 г. Госдума приняла в последнем, третьем чтении законопроект о телемедицине, разрешающий выписывать электронные рецепты и оказывать врачебную помощь дистанционно. В целях идентификации участников программы будет использоваться единая федеральная специализированная система. Врачи смогут выдавать рецепты на лекарства и справки в форме электронного документа. Кроме того, предусматриваются консультации пациента с лечащим врачом дистанционно после очного приема или осмотра. Законопроект должен вступить в силу с 2018 г. Телемедицинская помощь полностью будет соответствовать действующим в стране медицинским стандартам, а на полученную в ходе таких консультаций информацию распространяется врачебная тайна.

Другим подтверждением ощутимого прогресса на пути дигитализации государственных услуг в интересах населения страны является деятельность многофункциональных центров, ознаменовавших собой, без излишних эпитетов, подлинную революцию в направлении реального перехода российского гражданина от эпохи бюрократии в эпоху цифровых технологий. От многочасовых очередей в бесконечных коридорах самых разных органов власти и управления к совершаемому в течение нескольких минут электронному документообороту.

Приоритетные принципы планирования и реализации государственной информационной политики России практически почти на три десятилетия вперед вплоть до принятия в мае 2017 г. Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы были заложены именно в первой Концепции ГИП 1998 г. В их числе: открытость и двусторонность коммуникационного взаимодействия власти и общества, центральные мероприятия информационной политики открыто обсуждаются обществом и государство в порядке обратной связи учитывает общественное мнение. Информационная безопасность, достигаемая посредством проведения единой государственной политики в области обеспечения информационной безопасности, системой организационно-правовых, экономических и иных мер, адекватных угрозам информационных интересам личности, государства и общества. Системность за счет программно-целевого подхода к проблеме информатизации российского общества, когда при реализации принятых решений по изменению состояния одного из объектов регулирования должны учитываться его последствия для состояния других и всех в совокупности.

К числу указанных принципов относится также социальная ориентация и равенство интересов посредством учета в равной степени интересов всех участников информационной деятельности вне зависимости от их положения в обществе, формы собственности и государственной принадлежности при направленности основных программ ГИП на обеспечение социальных интересов и духовных потребностей граждан России. Приоритетность права и неукоснительного соблюдения законных прав и личных интересов человека в информационном обществе, развитие и применение правовых и экономических методов имеет приоритет перед любыми формами административных решений проблем информационной сферы. Государственная поддержка и государственное финансирование ключевых программ ГИП, в первую очередь, направленных на информационное развитие социальной сферы, сокращение региональных диспропорций в коммуникационной сфере на базе информационной интеграции регионов и преодоление информационно-технологического дисбаланса между различными группами и слоями общества. 

Впоследствии, еще до кардинальных изменений, происшедших в сфере международных отношений с 2014 г., связанных с введения странами Запада системы секторальных санкций в отношении России, в принятых после Концепции 1998 г. концептуальных документах развития ГИП России все отчетливее стали делаться акценты на приоритетности требования соблюдения интересов отечественного производителя информационных продуктов и технологий. В последнее время этому принципу придается императивное значение. Скорейшее полномасштабное высококачественное импортозамещение в данной сфере рассматривается сегодня как наиболее приоритетный вопрос национальной безопасности страны, магистральный перспективный путь развития национальной цифровой экономики, повышения качества жизни населения страны.

 Имеющиеся информационные ресурсы России (базы данных, электронные информационные массивы, библиотечные и архивные фонды и т.п.) колоссальны по своему объему, стоимости и сложности. Вместе с тем существует еще немало резервов для повышения степени их использования для наиболее полного обеспечения потребностей общества и выхода по этим показателям на уровень ведущих промышленно развитых стран мира. Достижение такой амбициозной по своим масштабам цели системно осуществляется в частности, посредством планомерной реализации многих положений, изначально обозначенных в Концепции государственной информационной политики России 1998 г. К их числу относятся: дальнейшая разработка и совершенствования нормативно-правового обеспечения системы управления информационными ресурсами и соответствующих правовых механизмов. Разделение полномочий по владению и распоряжению государственными информационными ресурсами между центром, субъектами РФ и органами местного самоуправления. Разработка и реализация организационных и финансово-экономических мер по координации и регулированию деятельности в сфере формирования и использования государственных информационных ресурсов.

Создание государственной системы аудита и мониторинга состояния информационных ресурсов. Формирование и осуществление федеральных, региональных и межотраслевых программ, направленных на формирование и использование научно-технической информации, информатизации библиотек, архивов и др. Бюджетное финансирование социально значимых информационных систем. Создание экономических условий для поддержки отечественного производителя в развития сектора предоставления различных информационных услуг населению. Стимулирование создания и развития национальных корпоративных сетей и коммерческих систем. Защита прав граждан на личную жизнь и на доступ к информации. Реализация концепций, программ и проектов развития информационных и телекоммуникационных систем и сетей, согласованных с международными стандартами. Поддержка перспективных научных исследований в области создания конкурентоспособной отечественной элементной базы.

В настоящее время действуют утвержденная Распоряжением правительства России от 20 октября 2010 г. № 1815-р Государственная программа Российской Федерации "Информационное общество (2011-2020 гг.)", а также Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014 - 2020 гг. и на перспективу до 2025 г., также утвержденная Распоряжение Правительства от 1 ноября 2013 г. N 2036-р. В обоих документах дается расширенное современное определение понятия информационной среды как совокупности информации, объектов информатизации, информационно-коммуникационных систем и сетей, включая сеть «Интернет».

По состоянию на декабрь 2016 г. в народном хозяйстве России, по данным Министерства связи и массовых коммуникаций РФ, имеется дефицит в 1 млн. специалистов информационно-коммуникационной сферы. Для большинства из них уже созданы соответствующие рабочие места. В настоящее время число работников данного профиля составляет 400 тысяч. Минкомсвязь совместно с Минобрнауки работают над повышением количества бюджетных мест для изучающих IT – дисциплины студентов в российских вузах. Запущена практика создания в вузах базовых кафедр предприятий соответствующего профиля для содействия в т.ч. решению вопроса профильного трудоустройства выпускников высших учебных заведений. Если в 2012 г. в стране насчитывалось всего 27 тыс. бюджетных мест по обучению информационно-коммуникационным технологиям, то к началу 2017 г. этот показатель возрос практически вдвое до 42 тыс.  Согласно исследованиям Минкомсвязи, для обеспечения конкурентоспособности отечественной экономики необходимо, чтобы профессиональные программисты составляли один процент от общей численности трудоспособного населения страны [3].

Постоянное информационное взаимодействие между гражданским обществом и государственной властью, между различными административно-территориальными и национальными образованиями, между всеми ветвями и структурами центральной и местной власти является важнейшим условием устойчивого развития государства, сохранения его единства и целостности. А объективное, оперативное и полное информационное обеспечение государственной власти, ее своевременное обеспечение достоверной информацией играет ключевую роль в процессах эффективного функционирования государственного механизма, реализации всех стадий процесса государственного управления, адекватного целям и задачам развития и удовлетворения потребностей современного российского общества.

В качестве ключевой площадки прямого диалога между властью и обществом в нашей стране в последнее время все активнее выступает Общероссийский народный фронт (ОНФ). Около ста активистов движения, принявшие участие в парламентских выборах 18 сентября 2016 г., получили мандаты в Государственной думе. ОНФ доказал свою эффективность как президентское движение "народного мониторинга" реализации, в частности, известных майских указов Президента РФ, контроля за госзакупками. Деятельность «Открытого правительства», ОНФ – наиболее яркие примеры последовательной реализации принципов построения в России открытого информационного общества, заложенных в Концепции ГИП 1998 г.

Последовательная реализация государственной информационной политики по открыла новые возможности регулярного информирования населения органами государственной власти и управления о политической и социально-экономической жизни через средства массовой информации, пресс-центры, центры общественных связей и т.п. Проведенная масштабная работа по созданию и постоянному совершенствованию законодательства, правовых и организационных механизмов, позволила эффективно регулировать взаимоотношения всех субъектов политической жизни современного российского общества в реализации их информационных прав и обязанностей. В стране в принципе создана целостная функционирующая система независимого и гласного контроля за деятельностью государственных средств массовой информации, институтов, центров и служб изучения общественного мнения, а также специальных служб по связи с населением. Разработка и осуществление цивилизованных, демократических форм и методов воздействия на средства массовой информации в рамках действующего в стране правового поля, что составляет одну из главных задач ГИП, создали надлежащие условия для формирования и распространения духовных ценностей, отвечающих национальным интересам и культурно-историческим традициям России.

Государственная информационная политика России выполняет регулирующие функции в отношении отечественных средств массовой информации, являющихся одновременно и объектом, и субъектом ГИП, и важнейшим инструментом ее практической реализации. По данным Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, по состоянию на август 2017 г. в России в реестре СМИ, ведение которого входит в компетенцию Роскомнадзора, содержатся данные о действующих на территории России 78 646 средствах массовой информации[4].

Приоритетной целью реализации государственной информационной политики применительно к СМИ является разработка правовых, экономических и организационных мер, обеспечивающих в деятельности средств массовой информации необходимого  баланса  интересов личности, общества и государства посредством прямой поддержки государственных средств массовой информации и определения отношения органов власти к негосударственным СМИ при обеспечении равноправия и разнообразия организационных форм их деятельности и любой формы собственности. Другая цель заключается в установлении баланса между государственным и общественным регулированием деятельности СМИ и создание правовых, организационных, экономических и технологических условий для эффективно выполнения средствами массовой информации функции объективного информирования населения, социальных институтов и государства. В данном контексте следует также упомянуть такие задачи ГИП, как контроль за соблюдением в полной мере законодательства в отношении СМИ, противодействие подчинения средств массовой информации не отвечающим объективным потребностям общества конъюнктурным интересам, регулирование степени монополизации и концентрации СМИ, гарантии их плюрализма и доступа к органам государственной власти и управления всех уровней, учет интересов региональных и местных органов информации.

ГИП выполняет также ограничительно-охранительную функцию с точки зрения обеспечения информационной безопасности страны как в общественно-политическом, так и технологическом плане, включая недопущение распространения на территории страны информации, противоречащей требованиям Конституции РФ, российского законодательства, общепринятых норм этики и морали. Суть такой охранительно-ограничительной функции не имеет ничего общего с государственной политической цензурой, которая в соответствии с действующим Основным законом Российской Федерации недопустима вРоссии. Данная функция ГИП полностью соответствует требованиям Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г. В статье 19 Пакта говорится, что каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати, или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору. Пользование данными правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограничениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми для уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения [5].

В рамках реализации ГИП деятельность по ее отдельные направления отнесена к компетенции отраслевых министерств и ведомств, федеральных, региональных, местных органов государственной власти и управления. Минобрнауки, в частности, используя собственные информационные ресурсы и издавая соответствующие директивные документы в соответствии с компетенцией министерства, координирует работу по информационной политике в области образования. Минобороны, МВД, ФСБ, ФСО, Следственный Комитет, как и другие российские органы исполнительной власти, вправе вводить определенные запреты на распространение отдельных видов информации, относящихся к категории служебной или государственной тайны. Определенные аналогичные по сути возможности имеют и юридические лица частного сектора российской экономики, имеющие отношение к коммерческой тайне. Данные вопросы в полной мере регулируются действующим российским законодательством.

Государственная информационная политика России имеет непосредственное отношение к глобальным геополитическим проблемам, связанным с позиционирование страны в системе международных отношений, отстаиванием национальных интересов Российской Федерации во внешнеполитической области и обеспечением национального информационного суверенитета. В области безопасности и международных отношений рациональная и действенная ГИП содействует укреплению роли России как полноценного участника мирового информационного сообщества, ведущей мировой державы, обладающей развитой информационно-телекоммуникационной инфраструктурой, богатейшими информационными ресурсами и использующей новейшие компьютерные и телекоммуникационные технологии. Именно такая роль, о которой, как о задаче будущего говорилось в Концепции государственной информационной политики России 1998 г., позволяет в настоящее время России прочно удерживать свои позиции в числе государств, способных эффективно защитить свои национальные интересы и безопасность в политической, военной, экономической и культурной сфере.

Россия, являясь важнейшим участником международного информационного обмена, обладает развитой информационно-коммуникационной инфраструктурой на Евроазиатском пространстве, в своем неизменном качестве одного из ключевых звеньев мирового информационного пространства традиционно выполняет функции связующего коммуникативного моста между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Последовательно выступает против всякого вида «гибридных войн» и их неизменной составляющей – «информационных войн», против превращения международных отношений в арену ожесточенного информационного противоборства, против любого рода идеологических информационных диверсий и провокаций.

Реализация ГИП России подразумевает активное участи российской стороны в международном информационном сотрудничестве с учетом национальных интересов страны. Такая активность ориентирована на разработку и принятие правовых положений и международных соглашений, обеспечивающих информационную безопасность в процессах трансграничного информационного обмена и создания межгосударственного законодательства и международных стандартов в области информационной безопасности. В частности, российской стороной предлагается разработка соглашения с участием возможно большего числа государств-участников такого соглашения о координации деятельности в сфере борьбы с информационным терроризмом и информационным криминалом, по предотвращению кибер угроз и согласовании действий по минимизации их последствий. Предметом переговоров должна стать также международно-правовая защита национальных информационных ресурсов и интеллектуальной собственности, а также авторских прав на материалы, распространяемые по мировым открытым сетям, в первую очередь, по интернету.

Россия выступает за принятие согласованных национальных и международных правовых норм, устанавливающих ответственность за хакерство и другие компьютерные преступления, злоумышленное проникновение в национальные государственные и корпоративные информационные сети, нарушение прав и законных интересов граждан в процессе информационного обмена. Предлагается также рассмотреть возможности контроля за распространением по сети интернет непристойной и оскорбляющей общественную нравственность информации, недобросовестной рекламы, мошеннических операций и т.п., оказывающих негативное воздействие на массовое сознание, физическое, психическое и социальное здоровье людей.

На протяжении ряда лет наша страна выступает, в частности, за принятие Организацией Объединенных Наций правил поведения государств в киберпространстве. Россией разработан для принятия под эгидой ООН проект конвенции «О сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности», который должен прийти на смену Будапештской конвенции о компьютерных преступлениях 2001 г., которая, по мнению российской стороны, содержит определенные угрозы национальному суверенитету нашего государства. Основной акцент делается при этом не на постфактное реагирование на кибератаки, а на приоритете задачи широкого международного сотрудничества по предотвращение компьютерных атак. Россия выступает за введение ответственности производителей за обеспечение гарантий безопасности программных и аппаратных средств.  На территории РФ производство, распространение и применение вредоносного программного обеспечения является уголовно наказуемым преступлением. Этому примеру могли бы последовать и все другие страны-члены ООН. Обсуждение под таким углом зрения проблематики информационной и кибербезопасности имело место, например, на проведенной по инициативе Секретаря Совбеза РФ Н.П. Патрушева в Твери 23–25 мая 2017 рабочей встрече высокопоставленных представителей силовых ведомств из почти ста зарубежных стран.

В ходе переговоров Президента России В.В. Путина с Президентом США Д.Трампом в рамках состоявшейся в июле 2017 г. в Гамбурге (ФРГ) встречи лидеров «Большой двадцатки» кибербезопасность стала третьей по значимости обсужденной лидерами обеих стран темой после проблематики, связанной с положения в Сирии и в Украине. Было отмечено, что сфера кибербезопасности становится все более рискованной и в ней рождаются угрозы, в том числе и террористическая. С российской стороны было выдвинуто предложение выработки комплексного подхода к решению вопросов борьбы с терроризмом, с оргпреступностью, а также с хакерством во всех его формах, сделав их предметом российско-американского взаимодействия в рамках специально создаваемой совместной рабочей группы. Тем более, что определенный опыт российско-американского взаимодействия в IT-сфере все же имеется – соответствующие двусторонние механизмы были созданы в 2013 г. в рамках пакета соглашений между РФ и США о мерах доверия в сфере информационно-коммуникационных технологий.

 

STATE INFORMATION POLICY OF RUSSIA

Dr. Petr W.Menshikov, Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of Public Relation, MGIMO MFA Russia.

MGIMO 119454, Moscow Vernadsky Prospekt, 76

Abstract: the Article is devoted to analysis of evolution and the modern stage of activities of the Russian state in the sphere of information policy.

Key words: public information policy, ideology, propaganda, strategy of national information policy, information and telecommunication technology, common information space, Informatization of public administration, information resources, information sovereignty.

 

[1] Концепция государственной информационной политики Российской Федерации // Институт развития информационного общества URL: http://www.iis.ru/library/sip/ (дата обращения: 01.08.2017).

[2] Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014 - 2020 годы и на перспективу до 2025 г. // Официальный сайт Правительства России. URL: http://static.government.ru/media/files/41d49f3cb61f7b636df2.pdf  (дата обращения: 01.08.2017).

[3] Глава Минкомсвязи: России нужен миллион айтишников. // Газета.RU : ежедн. интернет-изд. 2016. 5 дек. URL: https://www.gazeta.ru/tech/news/2016/12/05/n_9416843.shtml (дата обращения: 01.08.2017).

[4] Перечень наименований зарегистрированных СМИ. // Официальный сайт Роскомнадзора. URL: https://rkn.gov.ru/mass-communications/reestr/media (дата обращения: 01.08.2017).

[5] Международный пакт о гражданских и политических правах. // Официальный сайт Организации Объединенных Наций. Конвенциии // URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol (дата обращения: 01.08.2017.