Журнал «Международные коммуникации»

Издание факультета Международной журналистики МГИМО МИД России

Архив

№2

Журналистика

Взгляды Имама Хомейни на СМИ

А.И.Полищук

Полищук Александр Иванович,
к.ист.н., доцент кафедры восточных языков
переводческого факультета МГЛУ
E-mail: polyshuk20@mail.ru

Аннотация: В начале 1960-х годов прошлого века имам Хомейни выступил с резкой критикой шахского режима с целью изменить прозападный и анти- исламский характер политики шаха. Он обвинил иранские СМИ в проведении антинародной политики в интересах США и Израиля, направленной против ислама. После исламской революции имам Хомейни сделал всё возможное, чтобы поставить СМИ под свой контроль в интересах укрепления власти нового режима.

Ключевые слова: имам, ислам, пресса, радио, телевидение, пропаганда,шах.

 

Взгляды имама Хомейни на роль СМИ представляют интерес в свете его идеи относительно вопросов культуры, опубликованных в сборнике «Взгляды имама Хомейни на культуру» [1].

В сборник вошли отрывки из выступлений разных лет имама Хомейни по общим проблемам культуры, относительно западной культуры, роли культурных центров и СМИ. На основании помещённых в сборнике материалов в статье даётся краткий анализ идей Хомейни относительно СМИ.

Представляет интерес эволюция взглядов имама в ходеразвернувшейся в начале 1960-х годов прошлого века борьбы оппозиционных сил и прежде всего духовенства против шахского режима.

После переворота генерала Захеди в августе 1953 года шах Ирана взял курс на всемерное сотрудничество с США и на разгром всякой потенциальной оппозиции своему правлению. В результате проводимой политики репрессий Мохаммаду Реза Пехлеви удалось укрепить на некоторое время свое положение, но в стране нарастало недовольство внутренней и внешней политикой шаха.

В этих условиях шах, в значительной степени под давлением американцев, приступил к осуществлению ряда реформ, важнейшей из которых была реформа в области крупного землевладения, утвержденная весной 1960 года. Однако закон о земельной реформе вызвал резкое недовольство крупных землевладельцев и духовенства и на практике не был реализован. В январе 1962 года был принят новый закон об аграрной реформе, который официально был назван «Дополнением к закону 1960 года».

Земельная реформа и сопровождавшее её пропагандистское обеспечение со стороны прошахских СМИ явились началом открытой борьбы большей части духовенства против шахского режима под лозунгами опасности реформ для ислама. К этому периоду восходят известные нам публичные выступления имама Хомейни перед духовенством и его сторонниками и последователями среди наиболее традиционалистски настроенных мусульман.

Имама Хомейни, лишенный возможности вести пропаганду своих взглядов на происходившие события через СМИ,выступил с резкой критикой шахских властей и подконтрольных им СМИ. Говоря о разгуле шахской цензуры и правоохранительных органовв марте 1962 года имам отмечал, что «Под этим изнуряющим гнётом прессы и давлением сил правопорядка, которые не позволяют опубликовать даже одной страницы с наставлениями и советами духовенства, или обнародовать имена тех, кто был арестован, либо оклеветан и подвергается пыткам, правительство превратило религию в игрушку» [1, стр. 245].

Шахские СМИ обвинили духовенство в отсутствии патриотизма и в выступлениях против независимости страны, которая, по их замыслу, должна была укрепиться в результате проводимых реформ. В этом же году имам, отвечая критикам относительно позиции духовенства по вопросу независимости, утверждал следующее: «Улемы не против независимости. Учение улемов и есть независимость. Религия требует, чтобы мы не молчали. Однако у нас нет средства [донести нашу позицию до народа]. Печать не в наших руках. Улемов представляют в неприглядном свете»[там же].

Важную роль в проведении курса на реформы сыграла американская администрация, и в частности президент США Дж. Кеннеди, который настаивал на проведении реформ в Иране в целях демократизации режима и придание ему более «демократического» характера. Хорошо понимая, что проведение прозападных «светских» реформ угрожает позициям духовенства, имам обрушился на них с резкой критикой, представляя эти реформы как несущие угрозу исламу.

8 октября 1962 года шахское правительство утвердило Положение о выборах в провинциальные и областные энджумены (советы). Этот документ вызвал резкую негативную реакцию имама Хомейни. Правительство Асадуллы Алама было обвинено имамом в стремлении снизить роль ислама в общественной жизни, и имам выступил против предоставления женщинам права принимать участие в выборах. Представляет интерес мнение имама по вопросу выборов: «Участие женщин в выборах с точки зрения шариата незаконно и отменяет положения конституции. В результате диктата прессы и давления сил правопорядка, а также создания препятствий для публикации правдивых предписаний и наставлений, пресса предпринимает меры по публикации своих идей в возможно большем количестве, чтобыделать вид, что это не идеи правительства».[1, там же].

Несмотря на протесты духовенства, шах продолжил курс на проведение так называемой «белой революции шаха и народа». 26 января 1963 года гражданам, имевшим право голоса, было предложено принять участие в референдумепо пяти пунктам шахских реформ. На одобрение избирателей были вынесены следующие законы и постановления: закон об аграрной реформе; закон о национализации лесов и пастбищ; положение о продаже акций госпредприятий для финансирования аграрной реформы; положение о создании корпуса «просвещения»; закон об участии рабочих в прибылях предприятий; положение о предоставлении женщинам избирательного права и права быть избранными в парламент.

24 января 1963 года накануне референдума шах прибыл в город Кум в надежде, что высшее духовенство поддержит его программу реформ, но наиболее влиятельные улемы бойкотировали встречу с шахом. В порыве гнева, в речи, обращенной к духовенству, шах обвинил улемов в измене, предательстве, ложном патриотизме, в исповедовании крайне реакционных взглядов. Наиболее последовательно против шахских реформ выступал Хомейни. Его действия всё больше накаляли обстановку противоборства с шахским режимом.

В средине марта 1963 года имам призвал народ не участвовать в праздновании нового года (ноуруза) и обвинил шаха в пособничестве интересам США и Израиля.

Конфликт между шахскими властями и шиитским духовенством продолжал нарастать. В начале июня 1963 года конфликт перерос в восстание. Непосредственным поводом для восстания стан арест Хомейни 4 июня 1963 года, открыто обвинившего шаха в измене интересам государства и исламской государственности. 5 июня в знак протеста в Куме, Тегеране, Кашане, Мешхеде, Тебризе и в Верамине состоялись антиправительственные демонстрации. Правительство бросило против демонстрантов войска. Тысячи человек были убиты и 28 аятолл были заключены в тюрьмы. Восстание 5 июня 1963 года (15 хордада 1342 года) ознаменовало собой начало нового этапа политического противостояния духовенства шахскому режиму. Вскоре, под давлением оппозиционного духовенства и народа, Хомейни был освобождён и вернулся в г. Кум. Но через четыре дня после возвращения Хомейни сделал резкие антиправительственные заявления и опроверг слухи о том, что он якобы обещал прекратить политическую борьбу по выходе на свободу.

Имам выступал против планов империалистических колониальных государств в отношении Ирана и особенно критиковал роль СМИ в насаждении чужеродных стандартов. В своих выступлениях против политики империалистических держав по разграблению страны имама заявил, обращаясь к властям: «Вся ваша пресса, всё ваше телевидение, все ваши радиостанции, все ваши заявления, все ваши речи в парламенте - всё это направлено на подрыв предписаний ислама. Эй, бедные студенты! Ислам, который вам преподносят в радиопередачах - это совсем не ислам. Тот ислам, который вам рисуют - это отсталый ислам. Это такая интерпретация, которую не примет ни один мусульманин. Я тоже это не приемлю. Это не приемлют и другие улемы. Господа, в этой стране «свободное телевидение» в руках израильтян, они, что хотятто и говорят. Радиопропаганда также ведётся по их указаниям. И это они делают не только в нашей стране, но и в других странах» [1; 246-247].

Во второй половине лета 1964 парламент утвердил закон о предоставлении американским советникам и другим иностранным представителям дипломатического иммунитета, против которого выступил имам Хомейни. Премьер-министр Х.Мансур счёл невозможным вести с Хомейни какие-либо переговоры. 4 ноября 1964 г. имам был арестован и переправлен на военном самолёте в Анкару. 12 ноября его привезли в город Басру, где он прибывал до осени 1965 года. В октябре 1965 года имам Хомейни вместе с сыном обосновался в Наджафе, откуда продолжал антишахскую пропаганду.

Хомейни обвинял шаха в неискренности и показной набожности, когда тот совершал паломничество к гробнице имама Резы в Мешхеде и к другим исламским святыням. В частности, в 1975 году в обращении к участникам 7-го ежегодного конгресса исламских организаций США и Канады имамосуждалпоказную религиозность Мохаммеда Реза Пехлеви и тогдашних СМИ: «В этот благословенный месяц рамазан продажные издания и радиоцентры, которые в течение всего года заняты распространением антирелигиозных материалов для обмана простаков, начинают транслировать призывы к молитве и сами молитвы. Однако народ, который знает о душераздирающих стонах людей, подвергающихся пыткам, слышит плач матерей по погибшим сыновьям – этот народ не должен обманываться относительно сути этих лицемерных демонстраций религиозности»[1; 247].

В период исламской революции и вскоре после её победы имам Хомейни продолжал критиковать шахские СМИ и на первых порах выступал за свободу прессы. В беседе с иностранными журналистами он заявил следующее: «Свобода была в полном смысле отобрана у народа. Никогда народ не имел права выбора. Оппозиционные ораторы и писатели были убиты или брошены в тюрьмы и были лишены права говорить и писать. Запрещалось писать правду в печати, и таким образом были уничтожены основы демократии»[1; 250].

В одном из своих телевизионных выступленийимам коснулся и вопросов кинематографии, он говорил: «Кино при шахском режиме служило целям растления. Противоположность этому в исламской республике кино должно служить целям воспитания народа… Шах превратил все достижения цивилизации в средство развращения. Кино стало средством внедрения порока. Оно морально развращало молодёжь. Шах создал много центров порока, создал инструменты одурманивания молодёжи. Он приучил нашу молодёжь к героину. Мы выступаем против всего этого» [там же].

Вопрос отношения имама Хомейни к СМИ во время исламской революции был в центре внимания общественности и представителей СМИ, которым было важно понять позицию имама в новых условиях. В январе 1979 г. Хомейни в ходе интервью был задан вопрос корреспондентом американского журнала «Тайм»: «Каково Ваше мнение о свободе прессы под исламским правлением. Станет ли пресса выражать своё мнение после отъезда шаха и будет ли она свободна?». На этот вопрос имам ответил: «Вся пресса свободна, если не будет публиковать статьи, вредные в данных условиях для интересов страны».[1;252].

При этом под интересами страны, вероятно, понимались интересы шиитского духовенства, стремившегося укрепить свою власть после падения шахского режима в борьбе с либерально-буржуазной и левой оппозицией.

Характерно высказывание имама в ответ на вопрос корреспондента газеты «Эттелаат» о свободе прессы: «Газеты, которые не будут наносить вред нации и публикации которых не будут сбивать народ с толку, свободны» [Там же].

При этом имам критиковал либеральных деятелей, которые выступали в защиту прав человека: «Эта часть общества, которая кричит о правах человека, те журналисты и пресса, которые под флагом человеколюбия печатают ложь, находятся на службе великих держав и они сами попирают права человека» [Там же].

В интервью французскому телевидению имам подчеркивал, что телевидение во время правления шаха служило целям разложения общества, а «при исламской республике оно должно служить интересам нации».[1;252]

После победы исламской революции имам неоднократно подчёркивалроль радио и телевидения в просвещении народа в духе исламского учения. Особое место электронных СМИ, по сравнению с печатными, имам связывал с их оперативностью и всеобщей доступностью.

В 1960-е годы большинство населения страны было безграмотным и не могло читать газеты.Большую часть информации население получало через радио и телевидение. Следует отметить, что в 1960-70-е гг. телевидение не было достаточно распространено в провинциях,хотя телевизионная сеть в крупных городах уже существовала.Однако большая часть телевизионных приёмников из имевшихся 200 тысяч (75%) была сосредоточена в Тегеране.[2;435]. В 1973 г. в Иране действовалоболее 40 радиостанций общей мощностью 4 тыс. квт, а количество радиоприёмников превышало 2 млн.[2;433].В этих условиях важнейшую роль в информировании населения играло радио.

В связи с необходимостью информировать население о событиях в стране и придать выпускаемым передачам исламский характер, после революции имам многократно делал акцент на использования радио и телевидения в пропаганде идей исламской революции и в «исламизации» содержания передач.

В мае 1980 г.в выступлении на встрече с руководителями отдела новостей Организации «Голос и образ Ирана» Хомейни давал работникам радио и телевидения рекомендации относительно их работы в новых условиях после победы исламской революции в Иране.

«Я всегда был обеспокоен работой радио и телевидения, так как радио и телевидение– это самые важные институты всех СМИ, потому чтосейчас во всех деревнях и областях радио и телевидение стало почти доступным. Поэтому любое происходящее событие приковывает к себе внимание в Иране и за его пределами. И это радио и телевидение должны быть реформированы, то естьпреобразованы в институты просвещения и исламской пропаганды. Новости, которые там звучат не должны быть направлены против исламских норм и правил, и если какая-то группировка захотела бы организовать заговор и, используя радио и телевидение, стала бы вести подстрекательские речи, то хотя мы не говорим, что должна существовать цензура, но передачи должны соответствовать исламскому пути и интересам нации» [1;294].

Через несколько лет после победы революции, в начале апреля 1983 г., выступая перед работниками радиовещательной компании «Седа васимайе Иран» («Голос и образ Ирана») – Гостелерадио ИРИ), корреспондентами государственного информационного агентства и представителями общественности, имам указывал на негативную роль радио и телевидения при шахе и предостерегал от повторения этой ошибочной практики: «Вы знаете, что с момента своего создания организация «Голос и образ Ирана» нанесла стране самый большой ущерб; ущерб как репутации нашего народа, так и в смысле подчинения нашей нации интересам великих держав… Во времена правления отпрыска своего отца [Мохаммеда – Реза Пехлеви], который был ещё хуже, чем его отец [Реза Шах], пропагандистским аппаратом было совершено предательство путём пропаганды различных пороков. Если по радио и телевидению сказать о чём-либои радио будет транслироватьэту новость, то она окажет сильное воздействие не только на население страны, но и на тех, кто эту передачу услышит или увидит. До революции все они [из « Голоса и образа Ирана»], вся пресса и все дикторы, что сейчас редкость, были на службе иностранных государств и делали все, что те хотели. Дело обстояло так, что любое желание хозяев и любую гадость они были готовы совершить в Иране. Одним из средств была пропаганда, которая осуществлялась через «Голос и образ Ирана» для распространения порока во всём через печать, радио и телевидение. Показывали непотребные фильмы для развращения молодёжи. Внедряли культуру потребления через рекламу иностранных товаров и прочих вещей в угоду Западу и Востоку»[1;251].

Представляет интерес заявление имама во время встречи в 1985 году с ответственными работниками и редакторами газет «Кейхан», «Эттелаат» и «Джомхуриеислами». Довольно скоро после революции в СМИ начал формироваться культ личности Хомейни, когда его имя упоминалось очень часто по всякому поводу и без повода. Хомейни не раз выступал против этой практики. В этой связи интересны также его соображения по поводу содержания газетных публикаций: «Конечно, я не могу высказывать своё мнение сейчас по всем вопросов прессыотносительно последних проблем. Пресса, радио и телевидение принадлежат всем и все согласны с тем мнением, что СМИ существуют для всех. Поэтому, что касается сообщений обо мне,то их должно быть немного, за исключением тех важных случаев, когда возникает необходимость спросить у меня, нужно ли затрагивать какую-либо тему или нет. Хорошо, когда СМИ размещает информацию, полезную для всей страны. Например, если крестьянин хорошо вёл хозяйство, получил хороший результат, то вы поместите сообщение о таком человеке на первой полосе вместо информации о представителях власти. И под этим сообщением напишите, что этот земледелец сделал. Напишите об этом или о каком-нибудь служащем, который хорошо поступил, или поместите на первой полосе фото доктора, сделавшего успешную операцию, и напишите, как прошла операция. Это будет поощрять людей, и они будут лучше работать. Или, например, кто-то сделал открытие. Нужно поместить его фотографию и подробно написать об открытии. Напишите о том, что кто-то задержал вора, или напишите о том же крестьянине или о деятеле искусств или о хирурге. К сожалению, мы сейчас не видим имён этих людей, ни фотографий, хотя они достойны своими достижениямибыть упомянутым в прессе. Короче говоря, надо поощрять тех людей, которые работают в нашей стране; у них есть право на свою страну, на прессу, на СМИ… Я не хочу снова и снова слышать своё имя по радио, каждый раз, когда его включаю. Я уже долго не могу этого терпеть. Это ошибочная практика. Эта чрезмерность плоха для самой прессы, так как делает её легковесной» [2;323-324].

Приведенные высказывания имама Хомейни не дают полной картины его взглядов на роль и место СМИ, но, тем не менее, позволяют в целом представить его отношение к СМИ до исламской революции и после неё. Если до революции имам резко критиковал шахский режим за отсутствие доступа шиитского духовенства к СМИ, то после революции имам выступал за использование СМИ, прежде всего,в интересах исламского духовенства и пропаганды ислама. Причём в этом случае априорно какие-то другие взгляды и подходы объявлялись противоречащими интересам нации. Обращает на себя внимание тот факт, что имам придавал большое значение кино, радио и телевидению, которые должны были стать рупором исламских ценностей. Идея воспитания нации в исламском духе находит свое отражение и в работе современных СМИ в Иране. Это определяет в значительной степени дидактико-воспитательный характер и идеологическую направленность СМИИРИ, что наиболее заметно на радио и телевидении, а такжев кино. Высказывания Хомейни относительно пропаганды достижений страны и необходимости пропаганды идеологических установок в какой-то степени напоминают подход советской прессы к освещению событий в стране и для представителей российских СМИ хорошо известен.

 

Список литературы

1. Дидгах хайефархангие имам Хомейни. Техран. Моассесейе нашрватахгигатезекр. 1357 г.с.х. / Взгляды имама Хомейни на культуру. Организация публикаций и исследований « Зекр». 3-е издание.Тегеран,1988.

2. Современный Иран (справочник). М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1975. 566 с.

 

IMAM KHOMEINI ABOUT THE MEDIA

Polishchuk A.I., PhD (history), Oriental languages department, Translation faculty, Assistant professor, Moscow state linguistic university

Russian Federation, Moscow.119034, Ostojenka 38,building 1,
E-mail: polyshuk20@mail.ru

Abstract: In the middle 60’s of XX century Imam Khomeini started his strong anti-shah’s campaign aimed at changing pro-western course of that tame regime and accused the media with undermining the Islamic fundamentals of Iranians. Imam condemned the Iranian media for being under the full control of the USA and Israel and betrayal of the national interests. After the Islamic revolution Imam made his utmost to control the media and focused on using press, radio and television for the ends of the new ruling class.

Key words: imam, Islam, radio, press, television, revolution, propaganda, shah

 

References:

  1. Didgah hajefarhangie imam Homejni. Tehran. Moasseseje nashrvatahgigatezekr. 1357 g.s.h. / Vzgljady imama Homejni na kul'turu. Organizacija publikacij i issledovanij « Zekr». 3-e izdanie. Tegeran, 1988.
  2. Sovremennyj Iran (spravochnik). M.: Glavnaja redakcija vostochnoj literatury izdatel'stva «Nauka», 1975. 566 s.